Сб. Июл 2nd, 2022
Альфа-Банк Кредитные карты [CPS] RU



«Глобальная игра»: глава ВТБ рассказал, что делать России, отказавшейся от чужих правил

По мнению Андрея Костина, Россия уже не вернётся в западную финансовую систему

Глобализация оказалась в прошлом. Об этом сообщил глава ВТБ Андрей Костин, озвучив три главных приоритета развития финансового сектора РФ. По его мнению, никакие сферы: от экономической до социальной, больше не будут прежними. Теперь необходимо задуматься о создании новых моделей поведения. Процесс глобализации в том виде, каком он проходил в течение последних десятилетий, завершен. Мир может снова быть разделен на “своих” и “чужих”, написал в своей колонке в РБК Костин.

Андрей Костин.





«События последних месяцев изменили каждого из нас и каждого — в разных измерениях. И конечно, изменения неизбежны во всех ключевых сферах жизни нашей страны. За 30 лет существования современной России появились определенные инструменты и ориентиры, которые стали привычными, удобными. И их утрата не должна вывести нас из равновесия. Сегодня необходимо трезво осмыслить происходящее, сделать выводы и продолжать двигаться вперед», – цитируют РБК Президента-председателя правления банка ВТБ.

Эти темы, по его мнению, будут затрагиваться на грядущем Петербургском экономическом форуме. Сегодня приоритетом становится оценка глубины и характера перемен во всех сферах. Только так государство и бизнес смогут разработать новые правила игры. Именно поэтому банк назвал свою сессию на ПМЭФ-2022: «Новые реалии нового мира: игра без правил?». Тем не менее, для того, чтобы понять, как работать дальше, необходимо понимание, что привело Россию к сегодняшней ситуации, как появились те самые «глобальные правила игры».

«Вплоть до 1970-х годов в мире параллельно существовали две социально-экономические системы, каждая со своим набором внутренних правил, норм и ценностных установок. При этом полноформатное взаимодействие в области финансов было попросту невозможно — ведь в СССР не было коммерческого банкинга. «Разрядка» установила первую версию «правил игры» на международной арене. Это было своего рода «джентльменское соглашение», которое в целом реалистично отражало баланс сил между СССР и США, основанный на ядерном паритете, сопоставимости экономических потенциалов и взаимном признании легитимных интересов в сфере безопасности», – пишет Костин.

После этого настала пора «лихих 90-хх». Российская экономика кардинально трансформировалась. Страна взяла курс на интеграцию в глобальную экономику. На практике это означало добровольное принятие во всех сферах жизни — от экономики до образования — чужих стандартов и норм, которые приобрели глобальный характер. Тут стоит отметить, что мы вошли в процесс, когда правила уже были сформированы, поэтому никакого шанса на свои корректировки не было.

«Было бы неверно утверждать, что этот процесс не принес нашей стране существенных экономических выгод. Одним из бенефициаров стал современный финансовый сектор, который был создан всего за несколько лет практически с нуля на основе американских и европейских (других просто не было!) технологических платформ, инструментов и практик ведения бизнеса», – размышляет глава ВТБ.

Но на деле выбранная модель оказалась не столь стабильной, как казалась со стороны только вошедшей в капитализм страны. Кризис 2008 года продемонстрировал риски зависимости фондирования экономики от внешних рынков. Но по-настоящему серьезным звонком стал 2014 год. Русская весна зацвела в Крыму, за что крупнейшие отечественные банки были отрезаны от западных рынков капитала. Некоторые и вовсе были отключены от международных платежных систем.

«Глядя из дня сегодняшнего, очевидно, что интеграция нашей страны в глобальный рынок и политические структуры на условиях «вторичности» не могла быть устойчивой, потому что не предусматривала не только учета национальных интересов России в ключевых сферах, но даже равноправного и взаимоуважительного диалога. Безопасность — важнейший, но не единственный пример. Подзабытый, но примечательный факт: за 16 лет членства в «Большой восьмерке» (1998–2014) Россия так и не получила права обсуждать на равных финансовые и экономические вопросы», – говорит Костин.

Сейчас уже кристально ясно, что в глобализации, во всяком случае с «миром коллективного Запада», в прошлом. Поэтому, по мнению спикера, финансовый сектор сегодня должен сконцентрироваться на трех приоритетах.

«Первое. Для банкиров мир действительно уже «никогда не будет прежним». Россия лишена доступа к основным рынкам капитала и платежным системам, международным рейтингам, аудиторским услугам. Поэтому чем быстрее мы и наши клиенты примем этот факт, начнем искать действенные альтернативы и новые возможности для роста, тем лучше. Второе. Самое активное участие в структурной трансформации экономики. Первоочередная задача — помочь оперативно восстановить и при необходимости выстроить новые производственные, логистические и торговые цепочки и одновременно с этим — адаптировать инструментарий и возможности финансовой системы к резко изменившейся среде. Третье. Санкции — надолго. Глобализация в прежнем виде закончилась. Мир, вероятно, будет снова жестко поделен на «своих» и «чужих». Это холодная война 2.0», – перечислил приоритеты Костин.

Он напомнил, что не стоит забывать об уникальной особенности нашего сектора, а именно об умении быстро «перенастраиваться», находить эффективные ответы на управленческие вызовы. За плечами банкиров и других представителей финансового сектора опыт прохождения кризисов 1998, 2008, 2014, 2020 годов. Кроме того, сегодня в стране есть уникальный шанс начать с чистого листа. Создать собственные версии банковского регулирования и национального кредитного рейтинга. В них вполне могут найти свое место релевантные положения действующих международных нормативов. Но прежде всего такие будущие стандарты должны отражать реалии и приоритеты экономики России.

«Допуск на мировой рынок (где действуют не наши правила) необходимо заслужить хорошим поведением, то есть «игрой по правилам», следует из недавнего заявления министра иностранных дел Великобритании Лиз Трасс, которое она сделала в лондонском Сити. Россия получила «красную карточку». Китай — пока «желтую», – напоминает в колонке Костин.

По его словам, для банковского сектора это означает необходимость дальнейшей девалютизации балансов в долларах и евро. Приоритеты на внешнем контуре — диверсификация валютных платежей, переход на торговлю с дружественными странами в рублях и национальных валютах с использованием защищенной платежно-расчетной инфраструктуры, разработка и запуск инвестиционных инструментов в мягких валютах. В том числе в рамках БРИКС, экономики которого сегодня формируют 25% мирового ВВП.

«Костин прав – старая парадигма отношений с Западам уже в прошлом. И не существует того десятилетиями поддерживаемого отношения к доллару, как к безусловно надежному средству универсального расчета. Другое дело, что новые, оригинальные формы расчета в национальной валюте к привязке к двусторонним отношениям стран – это тоже уже практически аксиома. Для выживания в нынешних санкционных условиях, в том числе, для стран, которые еще не попали под западные санкции, но обязательно попадут в будущем, подобного рода схемы являются жизненно важными и необходимыми. Вот, поэтому, безусловно, необходимо от слов переходить к делу, иначе, к сожалению, экономики стран, которые до сих пор «доллароориентированы», будут испытывать сильную деформацию, вплоть до разрушения. Посмотрите хотя бы на Украину, посмотрите на европейские экономики – это ярчайший пример того, что бывает при тотальной зависимости от доллара», – прокомментировал высказывания спикера политолог Алексей Мухин.

Мухин напомнил, что подобного рода вещи проговаривались российским руководством еще несколько лет назад. Но, к сожалению, ни наши западные партнеры, ни наши восточные или южные партнеры не прислушивались к этим рекомендациям и продолжили упорно оставаться в «долларовых», «евровых» схемах.

«Как результат, – сегодня страдают все. И сейчас уже в авральном режиме необходимо переходить – не говорить, не разрабатывать ничего – а просто переходить в расчет на национальных валютах, привязывая эти самые расчеты к национальному доходу разных стран. Именно поэтому наши китайские партнеры недавно заявили о возможном расширении БРИКС, что, безусловно, является очень важным фактором в международной торговле, в международных торговых отношениях», – сказал Мухин.

Инвестиционный стратег УК «Арикапитал» Сергей Суверов считает, что последние события заставят наши власти радикально перезапустить как экономику, так и банковскую систему. Однако эта перестройка экономика не может ограничиваться несколькими сферами – все должно быть намного шире.

«У России появился шанс на реиндустриализацию, создание собственных производств на базе импортозамещения, но для этого нам надо больше своих инженеров, учёных, прежде всего в технических отраслях, что потребует и перестройки системы образования», – считает Сергей Суверов.

По его мнению, банковская система будет формироваться на отечественных технологических стандартах и необходимая база для этого есть, достаточно вспомнить успешный запуск платежной системы «Мир». «При этом надо форсировать систему появления длинных денег, нам надо выпускать долгосрочные облигации, в том числе инфраструктурные, с финансированием их партнёрами из БРИКС, и развивать с ними финансовые и организационные институты взаимодействия», – добавил аналитик.

«Костин правильно говорит о неизбежном процессе девалютизации российской экономики, вероятно рублевые сбережения станут базовыми для граждан. Поэтому важно обеспечить устойчивость рубля, уберечь нашу валюту от рисков высокой инфляции, что связано в том числе и с производством товаров. Чем больше мы будем производить собственных качественных товаров, тем устойчивее будет наша экономика и валюта», – подытожил Суверов.





mk.ru

READ  Время ремонта авто и техники по гарантии предложили увеличить вдвое

от admin