Сб. Июл 2nd, 2022
Альфа-Банк Кредитные карты [CPS] RU



«Ждем одну поставку»: мелкие предприниматели оказались брошены на произвол судьбы

«Хороших российских тканей почти нет»

Большие магазины и компании закрываются и уходят из России на фоне санкций, нередко создавая колоссальный общественный резонанс. В тени остаётся малый бизнес. «МК» собрал истории нескольких предпринимателей, которые сегодня остались один на один со своими проблемами. Но все же не опустили руки.





В разгар экономического кризиса мало кому удается думать не только о себе – люди сосредоточены на том, как сэкономить и сохранить приемлемый уровень жизни. Однако следующий шаг – подумать о поддержке предпринимателей. Мало кто из бизнесменов «средней руки» производит товары первой необходимости, но все они нуждаются в своих клиентах – в тех, кто продолжит покупать, несмотря на трудные времена.

Тимофей Тодоров, руководитель магазина постельного белья:

– Голландский бренд постельного белья и пижам, которые мы продаём, широко известен в Европе, но в России только-только набирает обороты. Акцент делается на детскую линейку с принтами: например, у тебя может быть напечатан костюм космонавта на пододеяльнике и на наволочке у тебя будет шлем. Когда ложишься в кровать – становишься космонавтом. Есть балерина, пират, принцесса. В Европе эта история известная. Мы решили эти вещи возить в Россию 9 лет назад, сейчас у нас два направления: мелкий опт и собственная розница. Очень выручают маркетплейсы.

Первый кризис, который компания даже не успела прочувствовать, был в 2014. Какие-то были неприятные валютные скачки. Тогда мы только начинали, ещё толком не было клиентов, всего несколько поставок было, поэтому мы ничего особо и не заметили.

Самый печальный эпизод за все девять лет — это ковид. Последствия и по сей день сохраняются.

У головной компании в Амстердаме есть контрактное производство в Португалии. Там делаются все вещи. Португалию на 3 месяца закрывали, производство работало на 20%. Когда ситуация с пандемией там стала получше, они столкнулись с проблемой отложенного спроса. Производство стало захлёбываться от переизбытка заказов. Мы тоже размещали заказы, нам их никто вовремя не мог привезти. За прошлый год у нас была всего одна поставка, которую мы ждали 7 месяцев. Это нас сильно подкосило, и эхо, к сожалению, до сих пор сохраняется. Сейчас у нас склад пустой. Но мы ждём поставку.

Сейчас пока сложно сказать, с какими проблемами мы столкнёмся в ближайшее время: пока ещё мы не пробовали привозить товар из-за границы по новым правилам и не расплачивались за него, всё впереди. Единственное, что успокаивает – у нас товар не может быть засчитан как товар двойного назначения. Это достаточно простой потребительский товар.

Следующая проблема – реклама. Соцсети, которые сейчас запрещены в России, были мощными площадками для продвижения, там очень гибкие настройки по рекламе, эффект почти мгновенный. Как теперь достучаться до клиентов, я пока не знаю.

Среди наших клиентов есть достаточно крупные компании, они сейчас в подвешенном состоянии: звонят, спрашивают, когда будет товар. Очень нас ждут. Ну и порядка 60% запросов розничных клиентов мы удовлетворить сейчас не можем. Ждём новую поставку примерно через месяц-полтора, тогда и будем учиться работать в новых условиях.

Подумаем, какую помощь от государства можно получить. Тут важно понимать – наш товар: это уникальный продукт, который очень тяжело воспроизвести. Такое постельное бельё – это очень красивый бизнес, нужный детям и родителям, больно было бы от него отказаться.

Но мы работаем только с готовой продукцией, иначе нам пришлось бы покупать очень дорогостоящую технику и строить здесь цех по печати на натуральных тканях. Это очень серьёзный объём инвестиций. Локализовать все это невозможно. Поэтому будем думать: расширять или отказываться – пока кардинальных решений не принимали. Если что-то случится, то придётся эту историю оставить и думать, чем заниматься дальше. Пока сражаемся, но что ждёт за поворотом – сказать сложно.

Татьяна Трунина, хозяйка магазина одежды для православных:

– Название родилось из имён наших детей. У нас их трое: Дима, Костя, Настя. Так что всё было предрешено. Сначала хотели поставить первой имя Насти, она старшая – получилось «Накоди». Потом поменяли, и вот: «Дикона».

Мы люди воцерковлённые, но никогда не задумывались о том, что людям нужна особенная одежда. Я погрузилась в эту тему, когда дети пошли в воскресную школу, и я начала общаться с мамами, преподавателями. Там и услышала: мол, негде православным женщинам одеться! Да и даже не только православным, а тем, для кого женственность и нравственность в приоритете. Все магазины больше рассчитаны на молодёжь, а вот если тебе за 30, то сложно что-то найти.

В 2014 году мы с мужем остались практически без работы, тогда и поняли: вот что нужно людям! Муж сразу загорелся идеей! Ещё пообщались с нашим батюшкой, он нас благословил на такое нужное дело.

Православие – радостная вера, а смотришь – все угрюмые, одеты, кто в чём. Если даже посмотреть на тех, кто только начал путь в церковь, то у них как будто два гардероба: для храма и для повседневного пользования. Наша идея как раз заключается в том, что женщина должна быть единой.

Сначала муж сделал интернет-магазин, потом открыли группу в соцсети. И тогда просто в чемодан складывали платья и ездили по воскресным, православным школам. Смотрели, нужно ли это людям. Потом стало понятно, что нужна точка, чтобы люди могли приехать и примерить.

Я и муж всё вместе делаем. Техническая часть – на муже, всё остальное – на мне. Ещё дочь раньше просто в фотосессиях помогала, а теперь ещё и модель. Вообще в качестве моделей у нас знакомые по храму девушки и женщины, фотографирует моя знакомая. Все заинтересованные. Доставкой раньше муж занимался, теперь уже сын подрос – он стал развозить товары.

Вся одежда – с российских фабрик. Всегда стараемся подбирать товар по качеству, чтобы пошив, обработка были хорошие. Чтобы долго служила.

Сейчас, конечно, много проблем: некоторые фабрики ушли с рынка, цены на закупки резко выросли. Ещё же и хороших российских тканей почти нет. Ткани из хлопка, вискозы – только для домашней одежды подходят. Все ткани из-за рубежа, а они значительно подорожали.

Мы пока стараемся держать цены, наш лимит – не более 7000 рублей за платье. Но это фабричные модели. Есть несколько моделей штучных, они дороже стоят. Их совсем немного. Но вообще, когда говоришь, что всё российского производства, то у людей сразу другое отношение. Все лекала соответствуют параметрам наших женщин. И покупателям даже бывает сложно выбрать, потому что подходит многое.

Сейчас спрос увеличился: то ли из-за начала весны, то ли из-за снятия пандемийных ограничений, то ли из-за того, что импортные крупные магазины закрылись. Больше молодёжи приходит – это очень радостно!

Хотя не без осечек: например, перед пандемией мы пробовали открыть магазин ещё в Сергиевом Посаде, но не справились – поняли, что при небольшом бизнесе лучше не распыляться на несколько точек. Люди должны ощущать особую атмосферу. Для нас главное – сообщество; проводим конкурсы в соцсетях, люди друг другу подарки дарили, подружились, потом писали письма от руки.

При этом нам нужно аккуратно относиться к рекламе, потому что особая специфика – например, мы вешали рекламу на стенды около храмов. Есть сайт, есть группа ВКонтакте, сейчас потихоньку стали в Telegram уходить. Но даже для обновления сайта очень много средств нужно, нам сейчас это сложно.

Какой-то особенной поддержки мы не ощущаем – ну да, была отсрочка налогов, но потом же всё равно их надо оплатить. Мы больше надеемся на себя. Но верим, что наш бизнес всё равно надо развивать. Ты всего себя вкладываешь в это дело – в этом и заключается душа небольших компаний! Даже большие бренды начали с малого, всё выстраивалось вокруг идеи. Это же лучше безликих сетей.

Николо из Вероны, владелец итальянского кафе:

– Работаем мы с 2016 года. В меню – пицца и паста по итальянским рецептам, салаты и супы, несколько десертов, которые готовим сами. На прилавке – сыр, прошутто, салями, оливки и прочие итальянские продукты, которые доставляют через Сан Марино, чтобы не нарушить санкции. Ну а цены растут, в том числе из-за изменения курса валют, и сохранять прейскурант на прежнем уровне не получается.

В последние два года серьезной проблемой было удержать клиентов и кафе во время пандемии. Пришлось снизить зарплату сотрудникам и оптимизировать расходы, но без убытков не обходится. Была идея переориентироваться на доставку, но удалось не слишком хорошо: не тот объем продаж.

В кафе люди тоже начали экономить, перестали заказывать не глядя. Такого, как раньше – чтобы пришёл человек и взял и сыр, и прошутто, и пиццу – сейчас уже нет. У клиентов меньше денег. И мы не знаем, что будет. Дальше одной поставки смотреть не получается.

Например, самый дорогой сыр на прилавке – с добавлением трюфеля: сегодня он стоит 820 рублей за 100 граммов. Пармезан и горгонзола дешевле, конечно, но тоже пришлось поднять цены. При этом ставка – всё равно на настоящий вкус свежих итальянских продуктов.

Пробовали российские молочные продукты, но разницу не спрячешь – сыр получается совсем другой, потому что коровы по-другому питаются.

Хотя клиенты по-прежнему радуют. Вот, например, перед Пасхой было несколько поставок итальянских куличей – паннетоне и пандоро – разобрали все довольно быстро, спрос есть. Также в этом году начали печь куличи по традиционному русскому рецепту, это новинка, эксперимент, их тоже очень быстро разобрали. Десерты вообще часто берут.

"
,
"nnnnn

nnnnnnn

nnnnnnn

n"
,
"nnnnn

nnnnnnn

nnnnnnn

n"
,
].filter(function(item) {return item.trim().length > 0});



Сюжет:

ДНР, ЛНР, Украина: обострение

  • СВР обвинила США в привлечении в Украину наемников из ИГ

  • Хуснуллин: Россия отремонтирует дороги и мосты в Херсонской области

  • МИД Эстонии вызвал российского посла из-за заявления Захаровой о предках-нацистах Каллас

Опубликован в газете “Московский комсомолец” №28783 от 17 мая 2022

Заголовок в газете:
Склад пустой, ждем поставку





mk.ru

READ  РКН потребовал от «Википедии» удалить материалы с фейками о спецоперации

от admin