Биткойн как протест

Вы в ярости. Вы по гортань сыты сиим миром. Всё катится к чёрту, при этом любой раз, когда вы включаете анонсы, кажется, что это происходит всё резвее и резвее.

Неравенство достигнуло исторического пика. Главы компаний платят для себя всё больше и больше, тогда как самые бедные члены общества получают всё меньше.

Безответственные компании крайние 40 лет преследуют короткосрочную прибыль за счёт налогоплательщиков и окружающей среды. Если у их остаются наличные, они выкупают собственные акции, искусственно поднимая их цены и обогащая собственных менеджеров. А потом они выпрашивают у правительства средства налогоплательщиков, чтоб поправить последствия собственного невразумительного поведения.

Поведения, которое должны оплачивать ваши налоги. Банкиры в сговоре с правительством, гарантирующим им, что в его следующем раунде рыночных манипуляций не будет ничего такового, что безизбежно приведёт к денежному краху.

А меж тем вы пытаетесь не захлебнуться и быть в состоянии приобрести продукты первой необходимости, чьи цены всё время вырастают из-за инфляции. Инфляции, вызванной центральным банком, печатающим горы средств за ваш счёт. Инфляции, уничтожающей ваши кровно заработанные сбережения, каверзно потакая всему этому неразумному и нечестному поведению.

Что все-таки вы сможете с сиим поделать?

Недозволено просто посиживать и следить, как самые богатые употребляют остальной мир. Необходимо что-то созодать. Но что?

К примеру, можно протестовать. Можно выйти на улицы с девизами и транспарантами, как во всех прежних протестах, которые ничего не изменили. Даже движение «Захвати Уолл-стрит» с его сотками тыщ участников не изменило ровно ничего. Похоже, физический протест неспособен вызвать конфигурации. А всё поэтому, что протест не меняет мотивацию тех, кто нас ранее довёл.

К огорчению, средства решают всё. И пока средства продолжают течь в руки банкиров, глав компаний и коррумпированных чиновников, система не поменяется. Эти люди и организации будут вести себя всё так же, поэтому что им это прибыльно.

Можно сколько угодно маршировать по улицам, но мы как и раньше участвуем в сегодняшней экономической системе, на которой наживается малочисленная элита.

Потому, пожалуй, единственный действенный протест – это отрешиться от имеющейся системы. Проголосовать против власть предержащих, выйдя из системы. И самый обычный метод это сделать – приобрести биткойны.

Сначала это может показаться очевидным и упрощённым, но корень трудности в разлаженной, прогнившей и манипулируемой валютной системе, искажающей всё, что на неё полагается. И противоядие этому – избрать принципно наилучшие средства со всеми вытекающими последствиями.

Разрешите показать, что в реальности значит глас в пользу биткойна (и его покупка).

Фиатные средства и сокрытый налог инфляции

Основной и самый тривиальный протест Биткойна – против инфляционной фиатной валюты, применяемой на данный момент во всём мире.

До этого всего, инфляция сама по для себя не непременно что-то нехорошее. Она была при всех валютах, использовавшихся в людской истории, и даже преднамеренно запрограммирована в биткойне. Но успешными постоянно были те валюты, которые трудно воспроизвести, – приятным примером служат драгоценные сплавы, такие как золото и серебро. Инфляция была, но её естественным образом ограничивала сложность добычи этих металлов.

Но когда средства не основаны ни на чём, не считая веры, и стопроцентно зависят от тех, кто их контролирует, сложность производства практически падает до нуля. И когда для сотворения новейших средств довольно надавить клавишу на компе, инфляция становится потенциально неограниченной. Когда инфляция не ограничена, стоимость каждой денежной единицы безизбежно будет всё поближе и поближе к нулю.

Большая часть людей не соображают, что создание богатства и печатание средств – это совсем различные вещи. Печатать средства, чтоб за что-то заплатить, – это всё равно что пробовать накормить массу, разрезая пиццу на всё наименьшие куски. Но люди это плохо соображают, чем пользуются правительства.

: Medium

Когда сначала XX века был отменён золотой эталон, правительства европейских государств и США получили такую возможность печатать средства. Им это сходило с рук, потому что они обещали гражданам, что инфляция будет применяться лишь в «благих» целях и, естественно, будет ограничена. Казалось, они считают себя всевидящими и всевластными, способными действовать от имени млрд людей и знать их рыночные предпочтения.

Каковы же итоги 100 лет центрального контроля над средствами?

Покупательная способность южноамериканского бакса, фунта стерлингов, иены и сегодняшнего евро свалилась относительно золота не наименее чем на 90%.

: Wfthappenedin1971.com

Совсем разумеется, что инфляция не была под контролем либо сколь-либо адекватным управлением. Непрекращающаяся инфляция оказывает на наше общество разрушительное действие, которое мы даже не замечаем. Так что давайте разглядим эти вторичные следствия фиатных средств и безудержной инфляции для общества.

Произвол властей и ограничение свобод иллюстрации: БитНовости

Для начала хотелось бы привести цитату из книжки французского экономиста Фредерика Бастиа «Закон» (1849):

«Что такое закон? Чем он должен быть? Какова сфера его деяния? Каковы его пределы? Где завершается прерогатива законодателя? Решительно отвечу: закон – это организованная сила, направленная на предотвращение несправедливости. Короче говоря, закон есть правосудие… Его задачка – не позволять чьим-то правам нарушать права остальных».

Трудно было бы отдать наиболее обычное и лаконичное разъяснение задачки закона. Бастиа тут практически отстаивает принцип ненападения. Он утверждает, что любой имеет естественное право оборонять себя, свою свободу и своё имущество. Потому закон и, соответственно, правительство должны существовать лишь для защиты этих прав от посягательства, а не для их ограничения. Эта цитата отражает сущность современной борьбы с произволом властей: какой обязана быть сфера возможностей правительства и где она завершается?

Современное общество не задаёт эти вопросцы и потому не ставит под колебание повсевременно расширяющуюся роль правительства в нашей жизни.

«Сущность правительства – это власть; а власть в руках человека безизбежно будет предметом злоупотреблений», – Джеймс Мэдисон

Как правительство обретает эту власть?

Основным образом, заполучая средства собственных людей средством налогов. Налогов, которые граждане добровольно согласились платить в обмен на определённые услуги. Когда правительство желает воплотить какую-то накладную политику, для этого необходимо согласие налогоплательщиков. Но воплотить такую политику становится намного проще, когда есть возможность печатать средства и облагать людей сокрытым налогом.

А так как основная цель тех, кто отыскивает могущества средством муниципальных должностей, – обрести ещё больше власти, эта способность скрытно растрачивать и есть основное средство для заслуги данной для нас цели, и они фактически гарантировано будут ею злоупотреблять.

«Приостановить руку, крутящую рычаг печатного станка, могут только наручники», – Лорд Эдгар Д’Абернон о германской гиперинфляции, 1922 г.

Как следует, печатание средств дозволяет правящим кругам повсевременно расширять свою власть и в конечном итоге влиять на те сферы, где их вмешательство необоснованно.

BREAKING: Bank of England just announced it will directly finance the government's extra spending, the first central bank to do so.

That means printing money and handing it directly over to them.

A literal never-ending bank account.

— Vis (@Vis_in_numeris) April 9, 2020

В обычных критериях, когда бюджет естественным образом ограничен, правительство может растрачивать средства лишь на самые нужные проекты. Проекты с относительно высочайшей вероятностью принести пользу гражданам. Но при фактически неограниченной возможности печатать средства другие издержки правительственных расходов кажутся нулевыми. Потому можно финансировать хоть какой проект, каким бы неэффективным либо необмысленным он ни был.

Всё это значит, что крайние 100 лет мы следили, как правительство всё больше расползалось и как бесчеловечно росла бюрократия. Логично, что крайние 100 лет по всему миру очень росли правительственные расходы на душу населения. И чем больше правительство вторгается в нашу жизнь, тем труднее нам возвратить наши утраченные свободы.

Не стоит удивляться, что доверие к правительству во всём западном мире на данный момент самое низкое за всю историю. Не поэтому ли, что правительства считают сейчас себя очень важными, чтоб упасть, и нередко нарушают законы, прописанные в конституции, которая обязана их ограничивать?

ALERT: "The Justice Department has quietly asked Congress for the ability to ask chief judges to detain people indefinitely without trial during emergencies — part of a push for new powers that comes as the coronavirus spreads through the United States." https://t.co/LDhEIJtbH1

— Tim Mak (@timkmak) March 21, 2020

Они нелегально шпионят за гражданами и ведут войны за рубежом по практически непонятным причинам, сразу создавая всё больше и больше законов, дающих им ещё больше власти и воздействия. Рост правительства можно разглядывать как обоюдоострый клинок.

С одной стороны, можно утверждать, что эти расходы и программки нужны, ведь кто ещё, не считая правительства, будет строить дороги, финансировать поликлиники и обеспечивать старых людей?

Но с иной, необходимо спросить себя, какой ценой мы даём правительству очень много власти. Наше общество сделалось зависеть от правительства, которое хлопочет обо всех наших потребностях. Мы стали стадом овец, полагающихся на то, что пастухи из правительства приведут нас на наилучшие пастбища, если перефразировать Карла Юнга. Но, как он пишет в книжке «Цивилизация в переходный период»:

«Пастуший посох скоро становится стальным жезлом, а пастухи преобразуются в волков».

В обмен на сохранность, которую предоставляет правительство, мы дали значительную часть собственной свободы. Слова Бенджамина Франклина сейчас не наименее животрепещущи, чем в 1775 г.:

«Те, кто готов пожертвовать насущной свободой ради временной сохранности, не заслуживают ни свободы, ни сохранности».

Моя цель – не ответить на поставленные тут вопросцы, а указать на то, что неограниченные возможности правительства связаны с определённой угрозой. Угрозой, на которую мы как общество отказываемся уделять свое внимание.

Зомби-капитализм

Термин «капитализм» употребляется во стольких различных контекстах, что сейчас просто утратить из виду его подлинное значение. В сути, капитализм – это всего только сохранение и наращивание капитала. Этот мотив движет хоть каким инвестором либо предпринимателем: чтоб с течением времени твои активы стоили больше.

Мысль использования активов как капитала заместо того, чтоб просто держать их как достояние, – это историческая аномалия. Что это означает?

Ещё совершенно не так давно большая часть человечьих обществ разглядывали экономику как игру с нулевой суммой: если моё достояние возрастает, то кто-то иной несёт убытки.

Если пекарь продаст больше буханок хлеба, то это значит меньше курток, проданных портным. Потому огромную часть истории общество порицало тех, кто стремился побольше заработать. Но всё поменялось, когда в XVI-XVII вв. европейским негоциантам пришла занятная идея.

Заместо показного употребления, как это столетиями делали повелители, можно употреблять своё достояние, чтоб финансировать продуктивные компании. Таковыми предприятиями были бы корабли, отправлявшиеся в Новейший Свет с целью торговли, которые могли возвратиться с намного большей стоимостью, чем та, что пригодилась для их отправки. Таковой чуть приметный сдвиг от статического богатства к динамическому капиталу, который может приносить доход, стал искрой, зажегшей промышленную революцию.

Капитал дозволял создавать продукты наиболее отлично и созодать их лучше, обогащая капиталистов, но также улучшая жизнь потребителей. Такая суть капиталистической системы: те, кто получает доход со собственного капитала, делают это, поэтому что предоставили ценность большенному числу людей.

Что все-таки происходит, когда животворная кровь данной для нас системы – её валюта – искажается? Что происходит, когда манипулируют ценой (процентными ставками) и предложением (инфляцией) средств? А происходит то, что искажаются ценовые сигналы, дозволяющие рынку отлично работать.

Возникает зомби-капитализм, где заместо сотворения настоящей ценности для потребителей мотивы сводятся к росту цен акций во что бы то ни сделалось. Инфляционная валюта толкает общество к потребительству и расходам за счёт долга заместо длительных сбережений, из-за чего же домохозяйства очень уязвимы к невидимым сбоям (звучит знакомо?).

Это также принуждает бизнесы сосредоточить все свои усилия на короткосрочном повышении цен собственных акций. Как следует, они мотивированы не инвестировать в долгосрочное развитие, а заниматься выкупом акций и тому схожим, чтоб обогатить собственных менеджеров и искусственно повысить стоимость акций. В конце концов, бизнесы подотчётны своим акционерам, которые тоже отчаянно желают созидать рост, чтоб избежать инфляции.

Что все-таки будет различаться в экономике, построенной на твёрдых деньгах, которые, подобно золоту в протяжении большей части истории, с течением времени только вырастают в цены?

В таковой экономике большая часть людей не будут обязаны участвовать в фондовом рынке, чтоб сохранить своё достояние; они сумеют просто положить его в банк. Это содействует сбережениям, что значит, что домохозяйства будут намного наиболее защищёнными в финансовом плане и наименее склонными к глупому потреблению.

Таковой переход от инвестирования к сбережениям значит, что капитал с большей вероятностью будет течь в действенные бизнесы, создающие настоящую ценность. Бизнесы, как следует, будут заинтересованы в том, чтоб стоимость их акций в длительной перспективе росла больше, чем естественный прирост средств. Так пропадет лихорадочная гонка за доходностью выше инфляции, в какой обязаны участвовать все, кто желает сохранить своё достояние.

Как следует, на бизнесы будет оказываться меньше давления, чтоб приносить акционерам короткосрочную прибыль, и они сумеют заместо этого сосредоточиться на длительном росте. Так уменьшится коррупция, преобладающая в нашей сегодняшней системе, так как у бизнесов будет намного больше возможность преуспеть, предоставляя настоящую ценность, а не полагаясь на политическую необходимость.

Это также значит, что бизнесы сумеют больше внимания уделять защите окружающей среды, потому что длительная самодостаточность будет намного важнее, чем на данный момент.

Изначальной индивидуальностью капиталистической системы было то, что, действуя в собственных интересах, люди могли сделать лучше благосостояние окружающих. Но в сегодняшнюю эру зомби-капитализма те, кто находится на вершине, обогащаются за счёт остального общества.

Это не капитализм. Пора положить данной для нас системе конец.

Биткойн как протест

Как сейчас можно созидать, для большей части общества фиатные средства небезопасны и разрушительны. Конкретно потому на данный момент стильно гласить о неравенстве, и, похоже, у всякого есть собственный ответ, как его можно уменьшить. Но эти «решения» фокусируются на следствиях, а не на причине.

Люди выступают против неравного дохода и за доступное жильё и законы о малой заработной плате, не имея представления о том, чем вызваны эти трудности. А вызваны они зомби-капитализмом, порождённым фиатными средствами и неограниченной инфляцией.

Потому, чтоб побороть причину всех этих заморочек, нет смысла протестовать на улицах либо кричать на собственных друзей, которые и так с вами согласны.

Необходимо выйти из системы. И единственный метод сделать это – приобрести биткойны. Биткойн – это не попросту какая-то престижная новость либо соперник PayPal. Это принципно наилучшие средства.

Биткойн доказуемо редчайший, потому что будет сотворено только 21 млн монет. Он также дефляционный, другими словами в нём запрограммировано, что темп инфляции равномерно сокращается до нуля.

А означает, в мире, где средства – это Биткойн либо нечто им обеспеченное, стоимость этих средств опять будет базирована на настоящем, ощутимом активе. Активе, который недозволено исказить и которым нереально манипулировать.

Подобно тому как стоимость золота определялась его редкостью и сложностью добычи, то же касается и биткойна. Благодаря этому инфляция невозможна, и стоимость средств с большей вероятностью с течением времени будет расти. И эти характеристики избавляют основополагающую причину почти всех экономических заморочек мира.

Биткойн также неподвержен конфискации, цензуре и изменениям, что значит, что когда у вас есть криптовалюта, никто не может указывать для вас, когда, где и с кем проводить транзакции.

Это даёт его юзерам реальную финансовую свободу. И основное, правила, управляющие Биткойном, записаны на наиболее чем 10 000 компах по всему миру. Компах, имеющих однообразный открытый код и принадлежащих людям с схожей твёрдой верой в Биткойн как наилучшие средства.

Так как его предложение растёт всё медлительнее, Биткойн скоро станет самым редчайшим и ценным из всех имеющихся активов. Имея за спиной 11-летнюю историю и звание самого продуктивного актива крайнего десятилетия, он стал неодолимой силой, которой предначертано потеснить сегодняшнюю экономическую систему. Так что можно слушать проповеди, основанные на неправильном осознании экономики, сетовать на неравенство в соцсетях и протестовать в напрасной попытке сделать лучше сегодняшнюю систему.

Либо же можно пойти на решительные деяния и избрать другую, наилучшую систему. Избрать Биткойн.

Author: Anonim