Что общего у ноля и Биткойна

Сатоши сделал миру щедрый подарок — Биткойн. Он нашел, что как и предшественник Биткойна — ноль, средства со строго ограниченным припасом — это прорывная мысль, способная существенно поменять мир.

Неповторимость ноля

«В истории культуры открытие ноля постоянно будет примером 1-го из самых восхитительных достижений населения земли», — Тобиас Данциг, «Числа — язык науки».

Почти все считают, что Биткойн — «всего только один из тыщ криптоактивов». Буквально так же можно сказать, что ноль — всего только одно из огромного количества чисел. Но Биткойн и ноль неповторимы: они привели к открытию, основательно изменившему основную систему. В случае с Биткойном эта система — средства, а с нолём — математика. Средства и математика — два всепригодных языка населения земли, потому Биткойн и ноль — главные элементы цивилизации.

Огромную часть истории население земли не понимало о ноле — человек возник без познаний о данной для нас цифре. Мы изобрели знак ноля и учили ему огромное количество поколений попорядку. Ноль — это абстрактная теория, которая не встречается в физическом мире. Никто не покупает в магазине ноль яблок. Чтоб лучше осознать цифру ноль, окунёмся в историю населения земли в протяжении 4000 лет, которая сделала ноль частью эмпирической базы современности.

Числа состоят из цифр. Это величайшая абстракция, выдуманная населением земли. Фактически всё, с чем люди ведут взаимодействие, можно посчитать в числовой, количественной либо цифровой форме. Математика — язык чисел — возникла из практического рвения человека считать предметы, будь то количество рыбы, пойманной за денек, либо количество дней опосля полнолуния. Почти все античные цивилизации разработали собственные простые системы счисления. В 2000 г. до н. э. вавилоняне, не смогшие придумать теорию ноля, употребляли различные сочетания 2-ух знаков, чтоб создавать неповторимые числа от 1 до 60:

Вавилонская клинопись — относительно неэффективная система счисления — в любом знаке огромное количество черт. Проводить расчёты в таковой системе неописуемо трудно.

Отголоски вавилонской системы клинописи из 60 чисел есть и сейчас: в минутке 60 секунд, в часе 60 минут, в круге 6 углов по 60 градусов. Отсутствие ноля существенно ограничивало эффективность системы. Античные греки и краснокожие майя разработали собственные системы счисления, содержащие грубые концепции ноля. Но 1-ое очевидное и арифметическое внедрение ноля возникло в культуре Старой Индии и Камбоджи. Эти цивилизации выдумали систему из 9 цифр, в какой малая точка означала отсутствие числа — это и был предок ноля. Из данной для нас системы счисления зародилась современная система:

1-ое известное написание ноля. Манускрипт Бакхшали, странички которого датируются III и IV веками нашей эпохи. В надписи K-127 VII века найдено 1-ое обнаруженное начертание ноля. Оно было найдено в XIX веке в Камбодже.

В VII веке индийский математик Брахмагупта разработал теорию ноля для сложения, вычитания, умножения и деления (с делением у Брахмагупта были трудности, как и у мыслителей следующих веков). Индия отдала толчок развитию арифметики, которая потом через торговые сети распространилась на юг, в Китай и на запад, в исламские и арабские культуры. Конкретно развитие концепции ноля на Западе привело к возникновению индо-арабской системы счисления — самой пользующейся популярностью на сей день системы для представления чисел:

Экономизация арифметики

Приблизительно 300 лет спустя, в эру Высочайшего Средневековья, ноль возник в Европе, но получил мощное идейное сопротивление. Европейцы воспользовались уже устоявшейся римской системой счисления, потому ноль приживался с трудом. В то время обходились и без ноля, но расчёты без данной для нас числа были очень неэффективными, хотя не достаточно кто о этом додумывался. На разум приходит последующая аналогия: математика и средства могут существовать без ноля и Биткойна соответственно, но без этих главных частей обе системы неописуемо неэффективны. Как проводились расчёты с римскими цифрами:

Если для вас кажется, что для вас плохо даётся математика с цифрами, попытайтесь посчитать при помощи букв.

Расчёты в индо-арабской системе счисления существенно проще, чем в римской. Энергетически действенные системы выигрывают в длительной перспективе — сравните паровой движок и средства передвижения с звериными либо капитализм и социализм (ещё один принципиальный нюанс, касающийся Биткойна). В приведённом примере показано, как тяжело ложить числа в римской системе, не говоря уже о умножении и делении. В собственной книжке Finding Zero Амир Д. Ацель пишет:

«[Индо-арабская система счисления] существенно понизила количество записываемых символов. Одну и ту же цифру, к примеру 4, можно употреблять как обозначение числа 4 либо 40, если добавить ноль (40), четыреста четыре — 404,  четыре тыщи, если добавить три ноля (4000). Сила арабской системы счисления громадна, так как дозволяет отлично и компактно записывать числа и проводить сложные арифметические расчёты, которые ранее были очень трудны».

Из-за неэффективности римские числа скоро пропали из мира, в каком процветала коммерция. Сразу развивались торговые сети и продуктивность, а растущие перспективы сотворения благ мотивировали торговцев наращивать конкурентоспособность и находить достоинства над сотрудниками. Расчёты и записи в системе счисления с нулём на порядок проще, резвее и содержат меньше ошибок. Невзирая на сопротивление Европы, новейшую систему счисления недозволено было игнорировать: ничто не могло приостановить ноль, когда пришло его время, — то же происходит и с его далёким потомком биткойном:

«В мире нет ничего наиболее могущественного, чем мысль, время которой пришло», — Виктор Гюго. Функции ноля

1-ая функция ноля в нашей системе счисления — это наполнение. Из примера выше: 0 в числе 1104 показывает на отсутствие значения в 10-ках. Без ноля как знака отсутствия число 1104 нереально буквально отразить — 1104 либо 114? Без ноля система счисления теряла всепостоянство по мере масштабирования. При помощи ноля от цифр можно создавать новейшие числа зависимо от его положения. Ноль упрощает расчёты в уме, в записях ручкой в реестре и на калькуляторе. Ноль обозначает пустоту, владеющую высочайшим потенциалом полезности.

«Горшок лепят из глины, но конкретно пустота в нем составляет сущность горшка», — Лао-цзы.

Ноль как пустота с наиболее философской точки зрения:

«…пустота всюду, и она движется; она может означать одно, если записывать число без 10-ов, либо же совсем другое, если записывать число без тыщ!» — Амир Д. Ацель.

Можно привести аналогию с функциями средств: ноль — это «средство хранения», при помощи которого можно составлять числа на порядок больше. Конкретно потому люди радуются, когда лицезреют ещё один ноль на банковском счету либо на балансе биткойнов. Настоящее средство хранения в экономике приводит к повышению сбережений, крепит инвестиции и содействует росту продуктивности. То же происходит и с всеполноценным математическим заполнителем значения — он занимает меньше места и при всем этом содержит больше смысла, ускоряет расчёты, что также приводит к росту продуктивности. Средства — это средство, при помощи которого капитал повсевременно циркулирует в местах хорошей экономической деятельности. Ноль дозволяет циркулировать остальным цифрам, участвовать в различных значениях для различных целей.

2-ая функция ноля — это функция самой числа. Ноль — это средняя точка меж хоть каким положительным числом и его отрицательным эквивалентом (к примеру, +2 и -2). До возникновения концепции ноля люди не употребляли отрицательные числа, так как не было понятия «ничто» в виде числа, не говоря уже о «меньше, чем ничто». Брахмагупта инвертировал линию положительных чисел и сделал отрицательные, а в центре расположил ноль, заложив базу современной системы счисления. Хотя отрицательные числа существовали и до него, к примеру уже в Династии Хан в Китае (с 206 г. до н. э. по 220 г. до н. э.), Брахмагупта первым формализовал их внедрение, так как для этого не хватало чётко описанной концепции ноля. Отрицательные числа отражают положительные числа относительно ноля:

Ноль — гравитационный центр всей системы счисления, а средства — центр хоть какой экономической системы.

Необходимо отметить, что вначале отрицательные числа употребляли для обозначения долгов — за длительное время до изобретения двойной записи бухгалтерии с дебетом и кредитом (одна из обстоятельств её появления — возможность не употреблять отрицательных чисел). Таковым образом, ноль — это «средство обмена» положительных и отрицательных сторон чисел. Через ноль можно попасть лишь на ту либо другую сторону. Опосля перехода ниже ноля и сотворения концепции отрицательных чисел возникло огромное количество новейших и необыкновенных, но очень нужных математических конструкций, включая надуманные, всеохватывающие числа, фракталы и продвинутые астрофизические уравнения. Буквально так же средство обмена в экономике — средства — привели к росту торговли и нововведений. Так и математическое средство обмена — ноль — убыстрил процесс информационного обмена и развитие цивилизации:

Огромное количество Мандельброта — один из самых узнаваемых фракталов. Это неописуемая математическая структура из всеохватывающих чисел, моделирующая геометрию природы и её внутреннюю сложность. Этот фрактал — один из самых узнаваемых примеров математической красы. Он владеет нескончаемой глубиной, шириной и неповторяемым самоподобием. Без ноля таковой фрактал нереально смоделировать.

3-я функция ноля — упрощение дробей. В системе счисления старых египтян не было ноля, потому работать с дробями было весьма трудно. Дробь 3/4 они не представляли как отношение трёх к четырем (как это делаем мы сейчас), они считали её суммой 1/2 и 1/4. Большая часть египетских либо аликвотных дробей записывалось как сумма чисел 1/n, где n — это натуральное число. Без ноля для отображения огромных и сложных соотношений египтянам приходилось составлять длинноватые цепочки аликвотных дробей. Почти все помнят ещё со школьной скамьи, как тяжело переводить дроби. Благодаря нолю можно просто переводить дроби в десятичные — к примеру 1/2 в 0,5 и не проводить сложные расчёты. В этом заключается функция ноля как «расчётной единицы». Цены — это только коэффициенты обмена, конвертированные в десятичное число, обозначающее сумму средств: мы говорим не «этот дом стоит 11 машин», а «этот дом стоит $440 000», что равно цены 11 машин по стоимости в $40 000. Средства разрешают обрабатывать коэффициент обмена, а ноль — числовые дела.

Числа — высший уровень беспристрастной абстракции. К примеру, цифра 3 заключает внутри себя идею «тройственности», которой можно обрисовать всё, что состоит из трёх частей. Цифра 9 заключает внутри себя идею всего, что состоит из 9 частей. Числа и математика существенно улучшили межличностный обмен познаниями (в виде продуктов и услуг), так как при помощи языка чисел люди могут передавать фактически всякую информацию. Средства — всего только математическая мера капитала на рынке: это меньший общий знаменатель посреди всех экономических продуктов и самый ликвидный актив с менее изменчивой массой. Средства — это система измерения повсевременно меняющихся значений капитала. Золото сделалось средствами, поэтому что это валютный сплав, припасы которого тяжело поменять. Соотношение средств к капиталу (цены) — одна из важных вещей в мире, а сами соотношения — главный элемент бытия.

«In the beginning, there was the ratio, and the ratio was with God, and the ratio was God», — John 1:1* (пер. «Сначала было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог», — Евангелие от Иоанна, 1 глава 1 стих.

*Одна из версий перевода возлюбленного апостола Иисуса Иоанна: с греческого ratio — это λόγος (logos), «слово».

Способность наиболее отлично обрабатывать соотношения впрямую связана с развитием рациональности — логического метода мышления, который стал корнем таковых огромнейших публичных движений, как Ренессанс, Реформация и Просвещение. Чтоб по-настоящему осознать необычную логику ноля, необходимо начинать с истории его возникновения — с породившей его философии.

Философия ноля

«В первом поколении богов
Из небытия бытие родилось», — Ригведа.

Ноль возник из необычной логики Старого Востока. Сам Будда был известным математиком. В ранешних книжках о его жизни, к примеру, в «Лалитавистаре», говорится, что он отлично обладал математикой и употреблял этот навык, чтоб привлечь внимание принцессы. В буддизме логический персонаж феноменологического мира труднее, чем «правда» либо «ересь»:

«Всё — правда, всё — неистина, всё — правда и неистина, всё — не правда и не неистина, — таково учение Будды».

Чтоб осознать кажущуюся необычной логику Старого Востока в данной для нас тетралемме (также именуется 4-мя сторонами «катускоти»), необходимо изучить теорию Shunya (в переводе с санскрита — «ноль»), которая произошла от буддистской философской концепции Шуньяты. Высшая цель медитации — достижение просветления, либо безупречного состояния нирваны, которое приравнивается полному опустошению от мыслей, желаний и слов. Пребывание в Шуньяте значит достижение абсолютной пустоты. Эта философская теория тесновато связана с пустотой, как лицезрел её буддистский писатель Тхить Нят Хань:

«1-ая дверь свободы — пустота, Шуньята

 

Пустота постоянно значит отсутствие чего-то

 

Пустота находится в центре меж имеющимся и несуществующим

 

Действительность больше понятий бытия и небытия

 

Реальная пустота именуется «расчудесным бытием», поэтому что она выходит за границы бытия и небытия

 

Концентрация внимания на пустоте дозволяет налаживать связь с жизнью, какая она есть, но этот навык необходимо практиковать, а не только лишь гласить о нём».

Буддистский монах из старого храма Ангкор-Ват в Юго-Восточной Азии описывал медитативное восприятие пустоты последующим образом:

«Во время медитации мы считаем. Закрываем глаза и замечаем лишь то состояние, в каком находимся прямо на данный момент. Вдох — раз, выдох — два. Когда мы перестаём считать, возникает пустота, цифра ноль».

Медитация дозволяет ощутить саму пустоту. В по-настоящему медитативном состоянии Шуньята и цифра ноль — это одно и то же. Пустота — это проводник меж бытием и небытием, так и ноль — это дверь меж положительными и отрицательными числами, каждое из которых является безупречным отражением другого. Ноль возник на Старом Востоке как воплощение глубоко философской и эмпирической концепции абсолютной пустоты. Сейчас мы эмпирически осознаем, что медитация помогает мозгу в различных качествах. Видимо, вклад медитации в открытие ноля посодействовал зародиться идее, которая навечно изменила разум населения земли — это собственного рода обновление программного обеспечения глобального коллективного безотчетного.

Невзирая на то что человек нашел ноль в определённом духовном состоянии, эта цифра владеет неописуемой практичностью: проще всего её обрисовать смешением философии и прагматизма. Пересекая ноль на сторону отрицательных чисел, мы сталкиваемся с надуманными числами. База их квадратного корня из -1 обозначается буковкой i. Число i феноминально: в уравнении ±x² + 1 = 0 единственный вероятный ответ — это положительный квадратный корень из -1 (i) и отрицательный квадратный корень из -1 (-i либо i³). Для уравнения ±x³ + 1 = 0 вероятные решения находятся в спектре от +1 до -1. Ответы различные на сторонах надуманных и настоящих чисел, так как базисные формулы возводятся в огромную степень. Если представить их зрительно, получится крутящаяся ось с центром в нуле и координатами, напоминающими терталемму: одна правда (1), одна ересь (i), одна правда и ересь (-1 либо i²), одна не правда и не ересь (-i либо i³):

Ноль — это точка опоры меж плоскостями настоящих и надуманных чисел.

Переходя через ноль в мир отрицательных и надуманных чисел, мы обретаем наиболее непрерывную форму логики, если ассоциировать её с дискретной логикой «или-или», которую употребляли Аристотель и его последователи. Эта логика не таковая «черно-белая», как бинарная логика Аристотеля. Это быстрее наиболее подробная карта огромного количества «цветов сероватого», которые есть в природе. Весь мир пронизан непрерывной логикой: к примеру, если сказать «она не была непрезентабельной», то это значит, что её наружность амбивалентна, нечто среднее меж симпатичной и непрезентабельной. Таковой подход часто наиболее реалистичен, чем бинарная оценка «симпатичная либо не симпатичная».

Ноль подарил нам теорию бесконечности, о которой не знали логики Старой Греции. Вращение вокруг ноля через оси настоящих и надуманных чисел можно математически масштабировать в трёхмерную модель под заглавием сфера Римана. В данной для нас структуре ноль и бесконечность — геометрические отражения друг дружку. Они могут мгновенно математически преобразовывать друг дружку. На обратном полюсе данной для нас трёхмерной математической интерпретации тетралеммы постоянно размещен близнец ноля —бесконечность:

Если перевести плоскости настоящих и надуманных чисел в третье измерение, возникает близнец ноля — бесконечность. Двоякая полярность ноля и бесконечности похожи на инь и ян. Чарльз Сейфе, создатель книжки «Ноль. Биография небезопасной идеи», обрисовывает их так:

«Ноль и бесконечность постоянно были подозрительно похожи друг на друга. Если помножить ноль на хоть какое число, получится ноль. Если помножить бесконечность на хоть какое число, получится бесконечность. Если число поделить на ноль, получится бесконечность; если поделить число на бесконечность, получится ноль. Если к числу прибавить ноль, ничего не поменяется. Если к числу прибавить бесконечность, то она не поменяется».

В восточной философии связь меж нолем и бесконечностью имела смысл: лишь в состоянии абсолютного небытия возможность может стать нескончаемой. Согласно буддистской логике, всё в мире переплетено меж собой: мир — это большущая причинно-следственная сеть, все элементы которой соединены вместе. В данной для нас сети нет ни 1-го независящего элемента с своей изолированной и отстраненной ото всех других сутью. С данной для нас точки зрения связь — единственный источник подтверждений. Основой учения буддисты именуют взаимозависимое появление, значащее, что все на свете зависят друг от друга. Единственное исключение — нирвана, освобождение от нескончаемого цикла реинкарнации. В буддизме единственный путь к нирване лежит через абсолютную пустоту:

Нирвана — высшая духовная цель в буддизме, достигнуть которую можно через пустоту в медитации — тут и был найден ноль.

Некие античные буддистские тексты говорят: «реальный абсолют и реальная свобода — это небытие». С данной для нас точки зрения изобретение ноля сделалось особенным событием: его можно именовать открытием абсолютного небытия, укрытого свойства действительности, не существовавшего ранее в философии либо в таковых системах познаний, как математика. Открытие ноля подарило населению земли силы для освобождения. Ноль — база современной математизированной комфортной действительности с программным обеспечением.

Ноль — это свобода, отысканная в глубочайшей медитации, отголосок правды, обнаруженный при приближении к нирване — месту, где человек приобретает всепригодное, бескрайнее и нескончаемое осознание: королевство Божье снутри нас. Для буддистов ноль — это шёпот вселенной, дхармы, Бога (когда идет речь о божественной сфере, тяжело подобрать правильные слова). Феноминально, но ноль разрушил институт, силовая структура которого была базирована на монополизации доступа к Богу. Найдя корень всего в пустоте, население земли открыло глубочайший и самый надёжный фундамент, на котором выстроено современное общество: ноль оказался важным элементом инфраструктуры, позволившей соединить мир при помощи телекоммуникаций, которые спустя много лет привели к возникновению золотого эталона и наступлению цифровой эры (два главных нюанса появления Биткойна).

Идём далее: двоякая теория ноля и бесконечности привела к началу эры Ренессанса, Реформации и Просвещения — все эти движения воздействовали на силу церковной церкви как доминирующего института в мире и проложили индустриализированный путь развития государств.

Власть церкви пала перед нолем

Мир Старой Греции был основан на философских учениях Пифагора, Аристотеля и Птолемея. В базе их осознания вселенной лежало предположение, что ни пустоты, ни бытия, ни ноля не существует. Числа пришли к грекам от любителей геометрии египтян, которые фактически не отличали фигуры от чисел. Даже сейчас чтобы возвести число в квадрат (x²), можно перевоплотить линию в квадрат и высчитать его площадь. Пифагорейцы были зачарованы связью фигур и чисел, потому они и не принимали ноль как число: какой фигурой можно показать ноль? Античные греки считали, что истинные числа можно узреть, а античные индийцы считали, что числа — это внутренняя часть сокрытой, невидимой действительности, отдельной от той, что воспринимают люди.

Эмблемой пифагорейского культа была пентаграмма — пятиконечная звезда. Эта священная фигура содержала внутри себя ключ ко вселенной — золотое сечение. Золотое сечение числилось «самым прекрасным числом» — оно разделяет фигуру таковым образом, что отношение малеханькой части к большой приравнивается отношению большой части ко всей фигуре. Таковая пропорциональность числилась не только лишь эстетически приятной, но найдена у ракушек наутилусов различных видов, ананасов и (веками позднее) у двойной спирали ДНК. Беспристрастно настоящая краса золотого сечения числилась окном в трансцендентное — оно содержит душу мира. Золотое сечение сделалось нередко появляться в искусстве, музыке и архитектуре:

Золотое сечение включает обыкновенные математические расчёты — «число красы» нередко встречается в природе. Эта краса очень повлияла на почти все сферы, включая архитектуру (к примеру, на проектирование Парфенона).

Золотое сечение есть и в музыке: задевая струны инструмента в определённом месте, музыканты извлекают чистую квинту — нотки приходят в двойной резонанс, и их звучание считается самым выразительным в музыке. С иной стороны, диссонирующие тритоны числятся «сатаной музыки». Числилось, что та же гармония, что и в музыке, есть и в арифметике, и во вселенной. Согласно пифагорейской концепции вселенной (которую позднее окрестили аристотелевской моделью небесных сфер), движение планет и остальных небесных тел образует симфоническую «гармонию сфер» — небесную музыку, наполняющую просторы вселенной. Исходя из убеждений пифагорейцев, «все — числа», другими словами соотношения правят вселенной. Кажущаяся сверхъестественной связь золотого сечения с эстетикой, жизнью и вселенной стала центральным постулатом западной цивилизации, а позднее и церковной церкви.

Ноль поставил под опасность теорию конечной Вселенной. Деление на ноль разрушительно исходя из убеждений логики и грозит безупречному порядку и целостности пифагорейского взора на мир. Ноль стал серьёзной неувязкой и для церковной церкви, которая была самым влиятельным институтом в Европе опосля падения Римской империи. Чтоб укрепить доминирующую позицию, церковь представляла себя стражем ворот рая. Те, кто шёл против церкви, были бы навечно отстранены от королевских ворот. Абсолютный суверенитет церковной церкви существенно зависел от пифагорейской модели, так как согласно представлению о мире тех пор, Земля — это центр Вселенной, и доминирующий институт на нашей планетке властвовал во королевстве Бога. Церковная церковь считала еретическим знак пустоты и бесконечности — ноль. Много веков спустя похожая динамика произошла во время открытия полностью ограниченного припаса средств, который противоречит господству Федерального резерва — лживой церкви современности.

Античные греки прочно держались за миропонимание без концепции ноля и бесконечности: отрицание принципиальных основ мира было серьёзной ошибкой, из-за которой они не могли проводить математические расчеты, лежащие в базе большинства естественных наук и современного мира. Основой их (неидеальной) системы верований была теория «неразделимого атома» — простой частички, которую нереально разделять до бесконечности. Античные греки считали, что микробарьер поверхности атома нереально перескочить. Они считали вселенную «макрокосмическим атомом», строго связанным с центральной звездой галлактического ядра — Землёй, также что за пределами звёздной сферы и под поверхностью нет ничего, ни бесконечности, ни пустоты:

Конечная Вселенная с Землёй в центре — главный постулат древнегреческой философии, а позднее и институционального господства церковной церкви в мире.

Аристотель (а позднее и Птолемей) разглядел конечную Вселенную с философской точки зрения и сформировал идейную базу существования Бога и власти церкви на Земле. В аристотелевской концепции Вселенной изначальной силой, движущей звёзды и все наиболее маленькие элементы, был Бог. Каскадное распределение его силы сверху вниз, к людям, сделалось официально принятой интерпретацией божественной воли. По мере распространения христианства на Западе церковь опиралась на разъяснение аристотелевской философии как на подтверждение существования Бога для воззвания в веру. Скоро возражения против аристотелевского учения стали рассматриваться как отрицание силы церкви и существования Бога.

Понятие бесконечности возникло из той же аристотелевской логики, которая его опровергала. В XIII веке некие епископы начали проводить собрания, чтоб поставить под колебание аристотелевское учение, которое противоречило всесилию Бога. К примеру, возникло утверждение, что «Бог не может двигать небеса по прямой, поэтому что при всем этом сзади остался бы вакуум». Если небеса передвинуть по прямой, то что остается на их месте? Через какую субстанцию они двигаются? Ответ на эти вопросцы предполагал существование пустоты (вакуума) либо же то, что Бог не всевластен, поэтому что не может двигать небеса. В один момент аристотелевская философия начала разваливаться под своим весом, разъедая базу церкви. Но церковная церковь придерживалась аристотелевских взглядов ещё в течение нескольких веков. Она боролась с еретиками, воспрещала определённые книжки и сжигала протестантов живьем — ноль ознаменовал начало конца доминирующего и гнетущего института.

Бесконечность Вселенной означала, что существует огромное количество планет, на почти всех из которых могли существовать остальные люди и церкви. Земля не стала быть центром Вселенной, почему же церковная церковь обязана быть её основным институтом? Большой идейный сдвиг стал предвестием возникновения биткойна много лет спустя. Ноль ослабил хватку церковной церкви, как и полностью ограниченный припас средств разрушает крепость Федерального резерва. Вновь слышатся отголоски истории, когда открытие пустоты привело к изменениям во всём мире.

Ноль стал гладким камнем, полетевшим в лицо Голиафу, смертельным ударом для господства церковной церкви. Гнетущий институт пал под напором прорывной идеи, и это падение расчистило дорогу для расцвета страны — доминирующей институциональной модели современности.

Ноль: идейный Джаггернаут

Под воздействием догмы церковной церкви христианство вначале отрешалось принимать теорию ноля — эта цифра ассоциировалась с первобытным ужасом пустоты. Крепкая связь ноля с небытием и хаосом ужасала большая часть христиан тех пор. Но способность ноля проводить добросовестное взвешивание и измерения, в каких заключается основная теория Библии, оказалась наиболее принципиальна, чем контрмеры церковной церкви (а изобретение ноля позднее привело к созданию самой сильной таблицы мер и весов и самых добросовестных средств в истории — Биткойна). Миру, основанному на торговле, ноль нужен из-за его потрясающей арифметической практичности. Пьер-Симон Лаплас писал:

«…[Ноль] глубочайшая и принципиальная мысль, предоставляющаяся нам сейчас настолько обычной, что мы не обращаем внимания на её настоящие плюсы. Но сама её простота и величавая лёгкость, с которой она применяется во всех вычислениях, ставит нашу математику в 1-ый ряд нужных изобретений».

В XIII веке такие учёные, как узнаваемый итальянский математик Фибоначчи, начали употреблять ноль в собственных работах, содействуя освоению индо-арабской системы счисления в Европе. Торговая сфера процветала и приносила миру невиданное достояние, потому от практики математика перебежала к наиболее абстрактным функциям. Альфред Норт Уайтхед писал:

«Неувязка с нолём состоит в том, что мы не нуждаемся в нём в ежедневной жизни. Никто не отчаливает на рынок, чтоб приобрести ноль рыб. В определенной мере это более цивилизованная из основ, и её внедрение было навязано нам лишь потребностями разработанных моделей мышления».

Мышление человека, как и запросы к арифметике, стали наиболее сложными. Расчёты проводились при помощи таковых инструментов, как абак, в каком главную роль игрались скользящие камешки. Абак был старым калькулятором, но по мере распространения ноля в Европе абак (абакисты) и новенькая индо-арабская система счисления (алгоритмики) начали соперничать вместе в быстроте проведения сложных расчётов. Опосля некой тренировки алогритмики затмили абакистов. Соревнования привели к дискредитации абака, но он оставил след в современном языке: слова «calculate», «calculus» и «calcium» происходят от латинского слова calculus — «галька».

Алгоритмики соревнуются с абакистами: такие соревнования эмпирически обосновали приемущество системы счисления с нолём перед иными системами, даже если употреблять такие античные математические инструменты, как абак.

До возникновения индо-арабской системы счисления средства приходилось считать при помощи абака либо счётной доски для отслеживания валютного потока. Немцы называли такую доску «Rechenbank», а ростовщиков называли «banks». Они употребляли не только лишь счётные доски, да и бирки, чтоб надзирать кредитование: валютную стоимость займа записывали на бирке, которая была разбита на две части — большая часть оставалась у кредитора, и называлась «stock», отсюда вышло слово «stockholder» (с англ. «обладатель акций»):

Бирка, старый инструмент для учета и контроля за займами: кредитор оставлял у себя огромную часть, «stock», и становился «stockholder» в кредитующем банке.

Невзирая на невероятную пользу ноля в ведении дел, правительства его презирали. В 1299 году во Флоренции арабские числа были запрещены. Как и почти все прорывные инновации, ноль столкнулся с конкретным сопротивлением массивных силовых структур, которых ужасало само существование данной для нас числа. Итальянские торговцы продолжили нелегально употреблять систему счисления с нолям и даже передавали зашифрованные сообщения с нолем. Ноль был основой первых систем шифрования. Потому слово cipher, которое ранее означало «ноль», получило новое значение — «скрытый код». В старых системах шифрования ноль играл важную роль — ещё один вклад ноля в возникновение биткойна.

Сначала эры Возрождения церковь и не подозревала, какую опасность представляет ноль. Эта цифра была изобразительным средством для сотворения нескончаемо удалённой точки, которая привела к расцвету изобразительного искусства в эру Возрождения. Картины без таковой точки выглядели плоскими и мертвенными — в главном двумерными и нереалистичными. Даже наилучшие живописцы тех пор изображали реализм без ноля:

Картина, сделанная перед началом эры Возрождения, — лучше, чем банан, приклеенный скотчем к холсту.

Благодаря концепции ноля живописцы делали точку без измерений, которая воспринималась как «нескончаемо дальная» и к которой устремлялись все другие объекты работы. Создаётся чувство, что объекты удаляются от смотрящего, они «сжимаются» в имеющую ноль измерений точку и исчезают. Как и сейчас, в то время искусство оказывало большущее воздействие на восприятие человека. Кардинал Николай Кузанский заявил: «Terra non est centra mundi» («Земля не есть центр мира»). Это заявление позднее привело к тому, что Коперник обосновал правдивость гелиоцентризма. Эта искра разожгла огнь эры Реформации, а потом и эры Просвещения:

С возникновением исчезающей точки (зрительной концепции ноля) в картинах искусство получило реалистичность — глубину, ширину и пространственность.

Ноль и его зрительное воплощение — исчезающая точка — привели к созданию небезопасной, еретической и революционной идеи. В нескончаемо удалённой точке можно узреть саму теорию ноля, а место преобразуется в бесконечность. Ах так обрисовывает это Сейфе:

«То, что ноль и бесконечность соединены в нескончаемо удалённой точке, — не совпадение. Умножение на ноль принуждает числовую ось сжаться в точку; исчезающая точка принуждает огромную часть Вселенной сократиться до крохотного пятнышка. Это сингулярность, теория, ставшая позже весьма принципиальной в истории науки, но на том ранешном шаге арифметики знали немногим больше живописцев о свойствах ноля».

Цель художника — мифологизировать истинное: это видно из огромного количества консьюмеристских работ в стиле «трэш-арт», которые возникают в современном мире, находящемся во власти фиатных валют. Живописцы эры Возрождения (которые нередко были математиками — истинные люди эры Возрождения) прилежно следовали данной для нас цели, и исчезающая точка становилась всё наиболее пользующимся популярностью элементом искусства, по мере того как ноль приобретал воздействие в мире. Естественно, искусство содействовало продвижению ноля в воображении населения земли.

Современность: эра единиц и нолей

В конце концов ноль стал краеугольным камнем расчётов: новенькая математическая система дозволила работать с маленькими числами, приближающимися к нолю, но умело избегала логической ловушки деления на ноль. Новенькая система подарила населению земли огромное количество методов принимать и рассматривать мир вокруг нас. Сейчас от расчётов зависят такие дисциплины, как химия, инженерия и физика:

Расчёты разрешают устанавливать гармонические дела вещественного в согласовании с нашим воображением: математическое исследование неизменных конфигураций лежит в базе всех естественных наук.

Ноль — источник почти всех технологических прорывов. Некие из их привели к самому принципиальному открытию в истории — биткойну. Ноль сделал отверстие и сделал вакуум в арифметике, пошатнул аристотелевскую философию, на которой держалась церковная церковь. Сейчас биткойн пробивает отверстие и делает вакуум в сфере средств, он убивает кейнсианскую экономику — пропагандистскую базу государств (включая инструмент кражи — центральный банк).

Сейчас ноль занимает почётное пространство посреди математических инструментов. Двоичная система счисления лежит в базе современного программирования, ноль сыграл не последнюю роль в разработке индивидуального компа, веба и биткойна. Умопомрачительно, но все современные чудеса цифровых технологий возникли благодаря числовому небытию, которое открыл древнеиндийский математик: Брахмагупта подарил миру нечто за просто так — ту же щедрость показал Сатоши несколько веков позднее. Амир Д. Ацель произнес:

«Числа — самое величавое изобретение населения земли, а ноль — краеугольный гранит всей системы».

Двоичный код — сочетание нескончаемого количества нолей и единиц — привёл к расцвету и стандартизации протоколов обмена данными, включая интернет-протоколы. Люди смогли свободно экспериментировать с новенькими инструментами и сконцентрировались на самых нужных протоколах: http, TCP/IP, и т. д. Эталоны цифровых коммуникаций заложили базу для новейших соц инструментов: электрической почты, совместного проезда и мобильных вычислений. Биткойн — одно из новейших (и величайших) цифровых изобретений. Это устойчивые к инфляции и конфискации средства, развитие которых нереально приостановить.

Почти все неверно считают, что биткойн — всего только один из тыщи криптоактивов. Их можно осознать, ведь сейчас существует огромное количество государственных валют. Но все эти валюты вначале были складским свидетельством на получение 1-го и такого же сплава (обычно золота). Сейчас национальные валюты нереально поменять на золото. Сейчас это ликвидные толики пирамиды под заглавием фиатная валюта — воровская иерархия на базе свободно избранных средств мира (золото), ценой которой манипулируют центральные банки. Они защищают фиатные валюты от соперников и повсевременно получают доход от низших уровней пирамиды.

Из-за этого заблуждения почти все неверно считают, что на биткойн может воздействовать один из тыщи имеющихся других криптоактивов. Но отличия биткойна от других криптовалют нетривиальны и их относительно тяжело осознать. Даже Рэй Далио, величайший управляющий хеджевого фонда в истории населения земли, считает, что биткойн может уступить сопернику, как телефон Blackberry уступил iPhone. Но биткойн вряд ли уступит свои позиции: это неповторимое изобретение, которое развивалось по неповторимому пути. Его главный прорыв заключается в полностью ограниченном припасе — ранее (ну и впредь) население земли не наделяло средства таковым свойством.

Изобретение ноля привело к открытию «пустоты» в арифметике и остальных сферах, а биткойн отдал толчок глобальному фазовому переходу парадигмы (некие именуют это Величавым просыпанием). Биткойн имеет то же значение для абсолютной ограниченности припаса средств, что и цифра для числа, а ноль для пустоты в арифметике: это знак для осознания сокрытой действительности (времени в случае с средствами). Биткойн — это не попросту разработка средств. Это совсем новенькая финансовая парадигма: бескомпромиссный базисный протокол, образующий всемирную цифровую экономику, не знающую муниципальных границ. Чтоб осознать всю глубину данной для нас фразы, разберёмся с природой зависимости от пути.

Биткойн и зависимость от пути

Зависимость от пути значит, что итог зависит от событий, которые к нему привели. В наиболее широком смысле это означает, что у истории есть инерция:

Как социально-политическая сфера влияет на развитие технической сферы

Зависимость от пути предполагает, что последовательность событий так же принципиальна, как и сами действия. Обычный пример: умыться и вытереться полотенцем — не то же самое, что вытереться полотенцем и умыться. Зависимость от пути в особенности принципиальна в сложных системах, так как в их высочайший уровень взаимосвязанности и огромное количество зависимостей, которые часто нереально предсказать. Как определенный путь избран, противостоять социально-политической инерции нереально. К примеру, если попробовать ввести новейшие мировые эталоны размера розеток, то пользователи, производители и поставщики откажутся растрачивать на это изменение средства, если не увидят способности отлично заработать. Чтоб поменять эталон, нужна намного наиболее действенная разработка (способ pull, при помощи которого юзеры извлекают выгоду) либо же влиятельная организация обязана принудительно выполнить переход на новейший тип розеток (способ push, когда людей заставляют к изменениям из-за наличия какой-нибудь опасности). Зависимость от пути разъясняет, почему происшествия в социально-политической сфере нередко влияют на развитие технологий. Граждане США следили итог зависимости от пути, когда в 1970-х гг. правительство не сумело перейти на метрическую систему.

Биткойн возник как неповторимая разработка — это негосударственные цифровые средства, выпускаемые по совершенно запланированному и прогнозируемому расписанию с постепенным понижением размеров. Создатели биткойна нарочно проявили собственный проект миру (онлайн-группе криптографов) конкретно тогда, когда схожих технологий ещё не было. Путь естественного принятия биткойна и расширение майнинговой сети — это неподражаемая последовательность событий. Проведём мысленный опыт: допустим, сейчас возник «Новейший биткойн». Он бы владел весьма слабенькой защитой из-за размеров майнинговой сети и хешрейта. Мир уже понимает о биткойне, и «Новейший биткойн» со сравнимо слабенькой сохранностью непременно подвергся бы атакам независимо от того, кто его разработал — действующие участники рынка, международные банковские картели либо даже страны:

Высочайший старт хешрейта биткойна нереально затмить.

Зависимость от пути защищает биткойн от разрушения, так как нереально воспроизвести естественную последовательность событий, которая привела к его возникновению и принятию на рынке. Не считая того, полное количество биткойнов строго ограничено. Это новое неповторимое свойство средств, которое нереально поновой изобрести. Даже если б количество «Новейших биткойнов» было строго ограничено, их обладатели выбирали бы валюту с большей ликвидностью, сетевыми эффектами и сохранностью сети. Они бы предпочли уникальный биткойн «Новенькому биткойну». В поисках соперника биткойна люди бы изобрели не «Новейший биткойн», а разработали атаку общественного договора и сделали бы хардфорк. Таковая попытка уже была предпринята — возник форк Bitcoin Cash, в каком создатели попробовали прирастить размер блока, чтоб типо сделать валюту наиболее пригодной для проведения платежей. Этот форк на сто процентов провалился и обосновал на самом деле значимость зависимости биткойна от пути:

Bitcoin Cash можно переименовать в Bitcoin Crash.

Продолжим мысленный опыт: даже если б у «Новейшего биткойна» была дефляционная валютная политика, вроде бы определялось уменьшение размеров производства валюты (дефляция)? Какой механизм избрали бы те, кому «Новейший биткойн» должен принести выгоду? Участники рынка (обладатели узлов и майнеры) стремились бы максимизировать экономическую выгоду от дефляционной валютной политики, что привело бы к форкам, которые понижают ликвидность, сетевые эффекты и сохранности сети «Новейшего биткойна», и все бы возвратились к уникальному биткойну, как это вышло в истории с Bitcoin Cash.

Зависимость от пути гарантирует поражение тех, кто пробует убить биткойн. Четырехсторонние сетевые эффекты биткойна как первопроходчика имеют непревзойдённое преимущество. Мысль полностью ограниченного припаса средств идет вразрез со рвениями таковых влиятельных силовых структур, как Федеральный резерв: как и в случае с нолём, как мысль попала в мир, этого джина фактически нереально затолкнуть назад в лампу. В конце концов, прорывные идеи — это независящие формы жизни:

«Не люди обладают мыслями; идеи обладают людьми», — Карл Юнг. Конечные и нескончаемые игры

Макроэкономика — это по большенному счёту набор игр, в которые играет весь мир, чтоб удовлетворить запросы населения земли (которые нескончаемы) в определённом промежутке времени (которое естественно). В этих играх очки засчитываются в валютной сфере. Говоря языком величавой книжки «Конечные и нескончаемые игры», существует два типа экономических игр: несвободные (с центральным управлением) рынки похожи на театральную постановку, другими словами они действуют в согласовании с написанным сценарием, который часто диктует повиновение и пренебрежение населением земли. Беспощадные действия в Русском Союзе — пример последствий театральной экономической системы. 2-ой тип рынков — драматические, другими словами они действуют в настоящем времени в согласовании с консенсусом и применимыми границами. Неплохой пример драматического рынка — развитие программного обеспечения, когда предприниматели могут свободно выбирать правила, инструменты и протоколы, более пригодные для потребителей. Всё просто: театральные игры следуют установленным правилами (на базе деспотии), а правила драматических игр создаются на вольной базе (на базе независимости особенности).

Исходя из убеждений морали суверенитет постоянно лучше деспотии. С практической точки зрения деспотия наименее энергозатратна, чем вольные рынки, так как деспоты растрачивают ресурсы на соответствие установленным правилам и для защиты собственной сферы воздействия. Вольные игры (капитализм со вольным рынком) лучше несвободных игр (социализм с централизованным планированием), так как они не несут расходы на соответствие правилам и защиту. Потому капитализм (свобода) одолевает социализм (рабство) в длительной перспективе. Потому что межличностная зависимость лежит в базе сравнительных преимуществ и разделения труда, которые движут ценность экономического взаимодействия и конкуренции, можно сказать, что средства — это нескончаемая игра: тут цель не одолеть, а продолжать игру. В конце концов, если один игрок получит все средства, игра завершается (как в Монополии).

В этом смысле ограниченный рост валютных припасов биткойна (инфляция), сводящийся к нулю, — это конечная фокальная точка средств. Согласно теории игр, участники состязательной игры выбирают фокальную точку. Игра — это неважно какая ситуация, в какой могут быть фавориты и проигравшие, стратегия — это процесс принятия решений, а фокальная точка — стратегия по дефлоту для игр, в каких участники не могут на сто процентов доверять друг дружке (как в случае с средствами):

Посреди огромного количества сфер схватки за межличностные интересы ограниченный припас — фокальная точка средств.

Экономические субъекты выбирают те средства, которые надёжнее задерживают ценность со временем, более популярны и достовернее всех отражают информацию о ценах на рынке. Эти три свойства соединены с ограниченностью припаса средств: устойчивость к инфляции гарантирует, что средства сохраняют свою ценность и способность с точностью оценивать капитал со временем, что дозволяет употреблять такие средства как средство обмена. Конкретно потому скопление средств с самым ограниченным припасом — более действенная стратегия. Абсолютная ограниченность припаса биткойна — это очевидная фокальная точка, единственный неоспоримый мотив в валютных играх.

Далёкий цифровой потомок ноля биткойн открыл миру полностью ограниченный припас средств: эту идею приостановить нереально.

Ноль ознаменовал собой открытие абсолютного небытия, а биткойн — открытие полностью ограниченного припаса средств. Золото перевоплотился в средства, поэтому что из всех валютных металлов оно имело самый негибкий (и относительно ограниченный) припас: независимо от того, сколько растрачивать времени на добычу золота, его припасы фактически не растут. Припасы золота растут весьма медлительно и прогнозируемым темпом, потому этот сплав стал употребляться для сбережений и ценообразования. Люди добровольно решили употреблять золото в качестве средств и превратили его в доминирующую валюту на вольном рынке. До биткойна мировой фокальной точкой средств было золото, поэтому что им можно вести торговлю с наименьшим доверием к остальным участникам игры. Как и ноль, биткойн конструктивно изменил эффективность обмена информацией: ноль сделал больше приближённых значений чисел, а биткойн прирастил актуальность ценового сигнала. Ранее целью всех валютных игр было овладеть самым относительно ограниченным валютным сплавом (золотом). Сейчас эта цель — занять самую большую местность в абсолютной ограниченной валютной сети под заглавием биткойн.

Новенькая эра средств

Исторически драгоценные сплавы были наилучшими валютными технологиями исходя из убеждений 5 важных свойств средств: делимости, надёжности, мобильности, узнаваемости и ограниченности. Посреди всех валютных металлов золото имело самый ограниченный припас, оно было самым надёжным средством скопления и потому выиграло на рынке. Становление золота как средств происходило последующим образом: вольный рынок пробовал на сто процентов сосредоточиться на довольно делимой, надёжной, мобильной и узнаваемой валютной технологии с полностью ограниченным припасом (значимые аргументы в пользу этого утверждения можно отыскать, исследовав евродолларовую систему). Вольные рынки — это распределённые вычислительные системы, которые на сто процентов концентрируются на самых нужных ценах и разработках, основанных на большинстве запросов людей и доступном капитале: они повсевременно ассимилируют всеобщие перспективы населения земли в рамках беспристрастной действительности, чтоб создавать среднее приближение к правде. С данной для нас точки зрения проверяемая ограниченность припаса — наилучший гарант правдивости средств, подтверждение того, что они не обесценятся с течением времени.

Допустим, что как в примере с «Новеньким биткойном», возникло бы «новое золото», умеренно распределённое по поверхности планетки и владеющее теми же пятью свойствами средств, что и золото (но имело бы наиболее ограниченный припас). Динамика вольного рынка привела бы к тому, что «новое золото» перевоплотился бы в средства, так как его припас наиболее ограничен, а означает, оно больше подступает для скопления и распространения ценовых сигналов. С данной для нас точки зрения золото как валютная разработка было наилучшими средствами с ограниченным припасом на вольном рынке, пока не возникла единственно вероятная форма средств — цифровая. Припас хоть какого физического предмета быть может ограничен временем, которое необходимо издержать на его добычу: если все люди на Земле в один миг начнут заниматься добычей золота, то его припасы весьма скоро истощатся. В отличие от биткойна, ни одна физическая форма средств не может гарантировать неизменный фиксированный припас — как понятно, абсолютная ограниченность быть может лишь цифровой.

Цифровая форма — самое прибыльное преимущество посреди всех 5 параметров средств. Биткойн — это просто информация. Он владеет наибольшей делимостью, ведь информацию можно дробить до бесконечности и сочетать фактически без издержек (в отличие от цифр). Надёжность биткойна тоже максимальна, так как информация не разлагается (книжки могут пережить империи). Мобильность биткойна максимальна, так как благодаря телекоммуникациям информацию можно передавать со скоростью света. Узнаваемость биткойна максимальна, так как информация — это самая беспристрастно различимая субстанция во вселенной (в отличие от написанного слова). И в конце концов, самое принципиальное — абсолютная ограниченность припаса биткойнов обоснована алгоритмически и термодинамически. Можно сказать, что ограниченность припаса биткойнов нескончаема (как и время). Все совместно эти характеристики превращают цифровые средства с полностью ограниченным припасом в непревзойдённого соперника на рынке.

Ноль обеспечивает масштабирование системы счисления и упрощает расчёты, а средства обеспечивают соц масштабирование экономики, так как они упрощают торговлю и экономические расчёты. Всё просто: ограниченность припасов — основное характеристики удобных средств, а ограниченный рост валютных припасов, сводящийся к нулю, — это «наилучшая» ограниченность, которая превращает биткойн фактически в «наилучшую» валютную технологию, которую лицезрело население земли. Абсолютная ограниченность припасов — неописуемый прорыв в сфере средств. Средства оцениваются на базе рефлексивности — то, как инвесторы лицезреют будущую конвертируемость средств, влияет на их текущую стоимость. Биткойн на сто процентов предсказуем и имеет конечный припас в дальнейшем, что делает беспримерный рост рыночной капитализации:

The pristine predictability of #Bitcoin creates reflexivity without precedent.

Few will understand this until it’s too late… pic.twitter.com/to91bba1Sz

— Robert Breedlove (@Breedlove22) December 4, 2019

Настоящая предсказуемость биткойна делает беспримерную рефлексивность. Это усвоют немногие, пока не станет очень поздно…

Подведём результат: изобретение биткойна ознаменовало открытие полностью ограниченного припаса средств либо абсолютной невозможности воспроизводства, связанными с определённой последовательностью специфичных событий, которую нереально повторить. Неважно какая попытка сделать полностью ограниченный либо уменьшающийся припас средств, быстрее всего, сведётся к биткойну (как данной для нас вышло с форком Bitcoin Cash). Открытие абсолютной ограниченности припаса происходит один раз в истории, как гелиоцентризм либо хоть какой иной большой сдвиг в научной парадигме. Биткойн уже существует, и удачный пуск системы с подтверждением работы неосуществим из-за зависимости от пути — ещё одна причина, по которой биткойн нереально дублировать либо повредить остальным криптоактивом с этим же консенсусным механизмом. Похоже, что абсолютная ограниченность припаса средств — это вправду неповторимое открытие, которое нереально «повредить» посильнее, чем теорию ноля.

Реальный «убийца биткойна» должен владеть совсем новеньким консенсусным механизмом и моделью распределения. Его внедрением обязана заниматься неописуемо организованная группа людей: пока население земли даже не приблизилось к сиим требованиям. Существует лишь 1-го аналоговое золото, а означает, быстрее всего, быть может лишь одно цифровое золото. По этим же причинам система счисления с нолём стала доминирующим математическим протоколом, капитализм одолел социализм, абсолютная ограниченность припаса биткойнов продолжит побеждать все остальные валютные протоколы на пути к мировому преобладанию.

Числа — фундаментальные абстракции, которые правят миром. Ноль — исчезающая точка на математическом пейзаже. В сфере межличностной конкуренции и сотрудничества средства — доминирующая абстракция, которая управляет нашим поведением. Средства возникают естественным образом как самый обмениваемый предмет в обществе, включая обмен вместе и с собой в дальнейшем. Ограниченный припас средств гарантирует сохранение их ценности со временем, что дозволяет нам вести торговлю с собой в дальнейшем в обмен на прошлые другие издержки (то, на что бы мы поменяли средства, если б решили их не хранить). Стоимость дефицитных средств возрастает по мере роста нашей продуктивности. Потому самая разработка с самым ограниченным припасом и довольно развитыми качествами (делимостью, надёжностью, узнаваемостью и мобильностью) преобразуется в средства. Ординарными словами, одолевают средства с самым относительно ограниченным припасом. Ноль имеет то же значение для арифметики, что и полностью ограниченный припас для средств. Это необычное открытие сделалось окном в пустоту, как и ноль:

Настоящие съёмки того, как биткойн поглощает фиатные валюты.

Биткойн — глобальная финансовая сингулярность: величайший валютный центр гравитации — быстрорастущий поглотитель ликвидной ценности в мире экономики, воплощение времени и нулевой точки средств.

Фиатные валюты постоянно сводятся к нолю

Ноль — краеугольный гранит системы счисления, он наделяет её масштабируемостью, обратимостью и конвертимостью. В то же время биткойн — самая принципиальная сеть в глобальной экономической системе, так как она наращивает социальную масштабируемость, приводит к инверсии экономических сил и направляет культуру в согласовании с естественным правом. Биткойн вновь дозволит любому человеку обрести независимость, а не прогибаться под институциональным напором. И все это благодаря собственному предку — нолю:

Zero is special.

0% interest rates.

0% reserve requirements.

0% central bank accountability.

The only answer is the only money with a 0% terminal inflation rate: #Bitcoin

— Robert Breedlove.hodl (@Breedlove22) March 19, 2020

Ноль уникален.

Процентная ставка — 0%.

Запасные требования — 0%.

Отчетность центрального банка — 0%.

Единственный ответ — это биткойн, средства с конечным уровнем инфляции в 0%.

Централизованное планирование на рынке средств (валютный социализм) погибает. Тираническая финансовая иерархия прирастила неравенство распределения богатства во всём мире, стала источником нескончаемой войны и обкрадывает целые общества, чтоб оказать финансовую помощь невезучим институтам. Возвращение к вольному рынку средств — единственный метод вылечить болезнь, от которой мучается мир уже наиболее 100 лет. В отличие от управляющих центральными банками, подверженных ошибкам людей, которые поддаются политическому давлению и отбирают у людей ценность, печатая больше средств, валютная политика биткойна ни под кого не прогибается, для неё все другие — это «ноль без палочки». Центральные банки могут «просто добавлять ноли», чтоб воровать у вас достояние, и единственная надежда людей — «ноль без палочки», средства, которые нереально конфисковать, раздуть либо приостановить:

A trillion really isn’t that big a number anymore.

Especially when the Fed can just add zeros to a spreadsheet and make magic 🚁 Fed money appear.

Here’s a quick guide to the zero adding QE steal your wealth game. pic.twitter.com/Bd5X10Jswl

— Jason A. Williams🚀 (@GoingParabolic) March 21, 2020

Триллион — уже не такое огромное число.

В особенности когда Федеральный резерв просто добавляет ноли в таблицу и волшебным образом производит средства.

Вот короткое управление о том, как денежное стимулирование при помощи прибавления нолей дозволяет воровать наше достояние.

Центральные банки практически «просто добавляют ноли», чтоб воровать большие суммы у общества.

Биткойн нарочно был разработан как контрмера против «инфляционных валютных политик» (конфискация богатства через инфляцию), которые производят управляющие центральными банками. Биткойн — по-настоящему неповторимое изобретение, которое серьёзно меняет общества, а не попросту дает ещё один шаг к улучшению. Биткойн создаёт новейшую парадигму средств, государств и энергоэффективности. Но что ещё важнее, он обещает нарушить преступный цикл, в каком правительства присваивают для себя доход через сеньораж и социальные растраты через инфляцию. Вновь и вновь чрезмерная инфляция разрушает общество, но никто не обучается на уроках истории.

Спасибо вебу за весёлые мемы со смыслом. Финишный отсчёт

Сколько ещё валютный социализм будет задерживать позиции ведущей экономической модели? Отсчёт уже начался: 10. Девять. Восемь. Семь. 6. 5. Четыре. Три. Два. Один. Взлёт. Инженеры постоянно ожидают ноля, чтоб запустить ракету. Отсчёт постоянно завершается на ноле. Нефтяные войны в Евразии, глобальная эпидемия, беспримерная инфляционная валютная политика, ещё один халвинг биткойна: 2020 год перевоплотился в конец отсчёта для биткойна.

Уровень инфляции и соц благополучие тесновато соединены вместе: чем больше надёжной ценности можно накопить со временем, тем больше доверия у участников рынка. Когда нарушается база средств в экономической действительности, как это вышло, когда правительство убрало привязку к золоту и сделало фиатную валюту, — масса таковой валюты безизбежно приближается к бесконечности (гиперинфляция), а жизнь общества сводится к нолю (экономический кризис). Биткойн — неописуемая кандидатура вольного рынка — связан с экономической реальностью (через расход энергии на подтверждение выполненной работы) и имеет нулевой уровень инфляции. Означает, общество со эталоном биткойна окажется в выигрыше фактически в нескончаемых вариантах развития событий. Когда посреди XX века уровень инфляции биткойна достигнет ноля, его устойчивость как средства скопления (соотношение припасов и потоков) станет нескончаемым. Те, кто усвоют это и начнут употреблять ранее других, получат неописуемо много от массового перераспределения богатства.

Ноль и бесконечность взаимно обратны: 1/∞ = 0, 1/0 = ∞. Буквально так же и благосостояние общества приближается к нолю, когда уровень инфляции стремится к бесконечности (через гиперинфляцию фиатной валюты). Но если уровень инфляции приближается к нолю (через полностью ограниченный припас биткойнов), соц благополучие в теории может достигать нескончаемых величин. Помните: Федеральный резерв делает всё вероятное, чтоб наполнить банковскую систему «нескончаемым числом наличных». Это означает, что ценность в конце концов упадёт до ноля:

Our money is officially broken. This is pure insanity. pic.twitter.com/FDPNFcxmKV

— Marty Bent (@MartyBent) March 23, 2020

Деньгам официально крышка. Это истинное безумие.

Рыночная ценность средств постоянно сводится к замыкающим затратам: «нескончаемое число наличных» значит, что баксы безизбежно станут стоить столько же, сколько и бумага, на которой они печатаются.

Ноль возник в виде прорывной идеи, когда пришло его время. Он разрушил преобладание церковной церкви и положил конец её монополизации доступа к познаниям и воротам рая. В итоге церковь отделилась от страны, что возвратило независимость особенности и поставило отдельного человека в базу страны. Из пепла церковной церкви возникла модель страны, основанная на устойчивых правах принадлежности, верховенстве права и деньгах вольного рынка (твёрдой валюте). С новейшей эрой пришёл беспримерный рывок в развитии науки, скопления капитала и увеличения глобального благополучия. Сейчас настало время биткойна и открытия абсолютной ограниченности припаса средств. Биткойн пошатнул центральные банки, которые осадили нашу финансовую независимость. Биткойн порождает новое революционное течение — отделение средств от страны. Он восстанавливает естественное право в мире, захваченном богатым паразитом — Федеральным резервом.

Лишь прорывные идеи могут сломить неразрушимые университеты: ноль поставил на колени католическую церковь, а биткойн в давно ожидаемый судный денек проливает свет на обман церкви Федерального резерва.

Ноль и биткойн символизируют собой пустоту, область настоящего потенциала, небытие, из которого возникает всё, и в каком весь потенциал безизбежно сходится. Ноль и биткойн — прорывные идеи, подаренные населению земли просто так. В мире под управлением центральных банков с нулевой отчетностью, с кабалой, которая криводушно производит «нескончаемое число наличных», обещая людям всё (и повышая уровень гиперинфляции), небытие может стать величайшим подарком…

Спасибо Брахмагупте и Сатоши Накамото за щедрость.

Author: Anonim