25 января — день рождения Владимира Высоцкого (1938—1980). Его творческое наследие было довольно странно распределено: он запомнился и полюбился народу в образе своего персонажа – сталинского Муровца Глеба Жеглова. А интеллигенция, наоборот, ценила песни ее автора, где Высоцкий часто выступал в роли антисталиниста, каким, собственно, он и был. Хотя как художник он был гораздо шире любых подобных рамок.
Вообще ему удавались самые разные роли — от белогвардейского поручика Брусенцова в «Двух товарищах на службе» до большевика-подпольщика Бродского из фильма «Интервенция».

Напомню, что фильм “Интервенция” был снят в 1968 году, а вышел в прокат только в 1987. Этот факт, на мой взгляд, пример того, как в СССР, в эпоху, предшествовавшую перестройке, память о революции был. неоправданно «сухой» и сделанный далеко от восприятий подрастающего поколения.

Но поговорим о самом, пожалуй, самом ярком кинематографическом образе Высоцкого – оперуполномоченном МУРа Глебе Жеглове в телефильме «Место встречи изменить нельзя» (1979). Образ, ставший своеобразной «визитной карточкой» Высоцкого, хотя и его «лебединой песней». Но менее известно, что фильм снят по мотивам детективного романа братьев Вайнеров «Эпоха милосердия». Таким образом, идея «эпохи милосердия», звучащая в фильме, не случайна, а, наоборот, является центральной, стержневой, по мнению самих авторов.
А откуда это выражение – “век милосердия”? Бывает, что в эпоху Французской революции термидорианцы прямо называли свою эпоху — «эпохой милосердия». Правда, произнесший эти слова депутат был обезглавлен, но что значат такие пустяки? Те, кто особенно разбирается в истории Французской революции, помнят, что Камиль Демулен предложил в свое время учредить Комитет Милосердия вместо Комитета Справедливости и подчинить себе все другие комитеты.
Таким образом, тема «милосердие против справедливости» не нова. В фильме разгорелся любопытный спор между типичным интеллигентом Михалом Михалычем и Глебом Жегловым, которого сыграл Высоцкий. По тексту романа:
“Я глубоко убежден, что в нашей стране окончательную победу над преступностью одержат не карательные органы, а естественный ход нашей жизни, ее экономическое развитие. А главное – нравственность нашего общества, милосердие и гуманность наши люди…
— Милосердие — поповское слово, — упрямо покачал головой Жеглов…
— Вы ошибаетесь, милый молодой человек, — сказал Михаил Михалыч. – Милосердие – не священнический инструмент, а форма отношений, к которой мы все стремимся…
– В точку! Жеглов пошутил. “Черная кошка помилует… Да и нас, если ее у нас забрали…”
– …Африканское племя имеет отличную от нашей систему летоисчисления. Согласно его календарю, сейчас на земле наступил Эпоха Милосердия. И кто знает, может быть, они и правы, и сейчас в нищете, крови и насилии мы переживаем радостный рассвет великой человеческой эпохи – Эры Милосердия, в первую из которых мы все можем искренне почувствовать себя друзьями, товарищами и братьями. ..”
Однако Высоцкий повторил в фильме эту мысль, перепутал все карты и завоевал симпатии зрителя на свою сторону. Его антипод был задуман другим умным и «милосердным» сыщиком Шараповым. Хотя, если внимательно присмотреться к Шарапову, то окажется, что его милосердие… довольно избирательно. Он искренне сожалеет об аресте доктора Груздева. И это помогает. Но он считает нормальным расправиться с задержанным членом банды «по законам военного времени». И тут уже “бесчеловечный” Жеглов вынужден вести с ним небольшой юридический ликбез: “В его паспорте не написано, что он бандит, а, наоборот, написано, что он гражданин, он живет.в каком-то Кривоколенном,5 лет,есть прописка.Так что бери по рублю за двадцать!
Разбросанные по всему фильму афористичные реплики Жеглова, ставшие впоследствии мемами, также едко обращаются к идее «эпохи милосердия»: «Вор должен сидеть в тюрьме. И людям все равно, как я его спрятал!», “Нет наказания без вины, Шарапов”, “Не разносите сопли! Это МУР, а не институт благородных девиц”, “Это вы взяли бабу от козы, мать троих, у кого такой Кирпич взял последние деньги?»…

ЧИТАТЬ  Глеб не назвал неожиданностью лидерство «Арсенала» в Премьер-лиге


Памятник Жеглову и Шарапову. Москва


Памятник Жеглову и Шарапову. Киев. Открыт в 2009 году


Памятник Жеглову и Шарапову. Волгоград


Памятник Жеглову. Мариуполь. Неизвестно, существует ли этот памятник сегодня.

Кстати, лет пять назад в разговоре с высокопоставленным бывшим следователем МВД 60-х годов я задал вопрос, который давно хотел задать одному из его коллег по поводу или раньше. было: кто ему ближе в “Месте встречи” – Жеглов или Шарапов? “Конечно, Жеглов. А Жеглов был ближе всех сотрудников МВД тогда, конечно! И если тюхи-матюхи поднимать, как Шарапов, то толку не будет. Но только одно в этом фильме – ложь-что кошелек кинут.Все эти плантации наркотиков и прочие вещдоки-все это началось потом,я знаю [авторы] не брали с того времени. А я в свое время кошелек не выбрасывал – ведь за такими вещами воры очень тщательно следят. А если следователь что-то подкинул, уважать не будут! И сразу слава о нем будет дурная. И другие спецслужбы, КГБ, МВД тоже следят – зачем мне это? Так что эпизод с кошельком из нашего настоящего времени, а не из того.

Но вернемся к теме «эпохи милосердия». Для СССР, как и все хорошее, это осталось незамеченным. Пожалуй, более четко его главный лозунг был выражен и в фильме – “Операция “Ы” и другие приключения Шурика” (1965): “Пойми, студент, теперь нужно быть нежнее с людьми, и смотреть на более широкие вопросы”. Но это говорит чисто отрицательный персонаж. Здесь “Место встречи” должно было стать неким развернутым возражением – на тему, что да, “сейчас надо быть добрее к людям”. Меньше непреклонной справедливости, больше мягкости и широты. И на первый взгляд, что в этом плохого? Небольшая загвоздка заключается лишь в том, что общество все более и более делится на два уровня – на верхнем уровне находятся просвещенные и цивилизованные, передовые сторонники Милосердия, к которым, во всяком случае, следует относиться с максимальной милостью и милостью Что бы они ни делали. Все остальные живут внизу.
И тут создается интересная ситуация: обитатели «нижнего этажа» общественного здания, где пощады обычно не хватает, чем дальше продвигаются, тем больше желают не пощады, а справедливости, а слово «квадрат» он реагирует. все больше как бык на красную тряпку… ну что-то вроде Глеба Жеглова. А обитатели верхнего этажа продолжают невозмутимо жить по принципу «сейчас нужно быть добрее к людям, шире смотреть на просьбы», и они твердо убеждены, что конец эпохи Милосердия не наступит никогда. приехать Так что иди…

ЧИТАТЬ  Как будет выглядеть конец света: 10 фактов о супервулканах, которые могут стереть человечество с лица Земли

Source

от admin