Газета «Русь» упоминает о нескольких случаях каннибализма, извлеченных сенатором А. В. Безродным из архива Сената.

я

По делам несовершеннолетних ясашей Сургутского отдела Лунпокольской волости Чельчиковы Андрей и Семен, обвиняемые в убийстве собственной матери и поедании тела в пищу. (Дело 1 абз. 5 абз. прав Сената 1807 г. № 825).

В 1807 году в советский суд г. Тобольска было представлено дело на малолетнего ясаша Сургутского отдела Лунпокольской волости, обвинявшегося в убийстве матери и поедании тела в пищу.

Обстоятельства дела таковы: ясаш Сактуров сообщил сотнику Лунпокольской волости Ивану Туркову, что в апреле 1806 года он находился на зверином промысле на Ваховском материке и, возвратившись домой, прибыл на реку Осетрову, где жил ясаш, Иван Челчиков с семьей. Чельчиковых он не видел, но в кыласе нашел дерево крови, а на реке, в снегу, запутавшуюся в лохмотьях, заячью шубку, которую предполагает, что убийство было совершено.

По приказу сотника Туркова Чельчиковы были найдены и сознались ему в убийстве старшего сына Ивана Чельникова, Василия, его родной матери, тело которой было ими съедено. На допросах в суде совести Чельниковы показали: 1) Иван Семенов, что он с женой Екатериной Леотиевой и детьми Андреем Семеновым и Всилем с женой Авдотьей Андреевой проживал зимой в Сохкоме Урье на реке Ваха . Когда не хватило продовольствия, он приказал своему сыну Василию отправиться с женой, братом Андреем и матерью на Обь. Василий с женой и Андрей отправились в указанное место, но маму с собой не взяли, через день Андрей вернулся за мамой, которая поехала. Прожив с сыном Семеном на одном месте около двух недель, они тоже пошли на Обь тем же маршрутом. На третий день после своего отъезда он прибыл в кылас, в котором нашли Василия, Авдотью, но матери его с ними не было. По его просьбе Василий сказал, что Андрей убил его мать, и это последний, кто винит в этом своего брата Василия. Когда он, Иван, спросил, где тело покойницы, Василий взял из снега руку с плечом и лопатой, ногу и голову, нарезал кусками и сварил, предложил есть, но. он не ел его, а положил себе в грудь, а затем засыпал пеплом.

ЧИТАТЬ  Эти продукты повышают уровень сахара в крови — исключите их из своего рациона, если хотите оставаться здоровым!

2) Андрей Чельников, что когда в пути мать стала за ними жаловаться, то Василий, рассердившись, взял лопату и трижды ударил мать по голове, отчего она упала и умерла. Василий раздел ее, разрезал тело и сварил, заставив жену и его есть эту пищу.

3) Жена Василия, Авдотья Андреева, с которой Андрей, убив свою мать деревяшкой, снял с нее одежду, порезал руки от туловища до локонов и ноги до первого сустава, вырвал кишки из груди. , и разрубил все тело на части, закопал в снег, а сердце и легкое положил в котел, сварил и съел, сам того не зовя, на следующий день, вынув из снега тело матери. и кипятя, заставлял их есть.

Суд совести г. Тобольска, рассмотрев дело, счел по своему мнению: Андрей Чельчиков был наказан за указанное преступление плетьми, 30 ударами, а затем освобожден, а Семен Чельчиков, не участвовавший в убийстве своей матери, но добровольно. исповедовавшийся в поедании тела в пищу, должен быть отдан на покаяние в церковь, а по окончании его – в свободное от работы поучение, а на остальных Чельниковых решения не принял.

II

Переписка о том, что Якут Налтанов задушил двух своих дочерей и съел их. (Дело М. Ю. 1813, № 1593).

В 1811 году власти Туруханского уезда Осейской волости получили сведения о том, что крещеный якут той же волости Антон Палтанов задушил своих дочерей, а их тела употреблял в пищу. В июне того же года Палтанов был пойман, по его поступку велось следствие, а затем над ним состоялся суд.

Как видно из записки, представленной 16 апреля 1814 г. Томским губернским прокурором, извлеченной из дела, истребованной поповским увещеванием, якутская жена Сошникова показала на допросах, что Налтанов, прислав с двумя своими детьми, сына и дочери, к крестьянину Хвостову на работу, на следующий день после его отъезда, сделав петлю за поясом, в присутствии ее, дочери Сошниковой, задушил свою 12-летнюю дочь Степлером и перерезал. его начальник, заставил дочь Сошниковой сварить его тело, которое потом начал есть сам, заставил, кроме того, дочь Сошникова, чтобы по возвращении его дочь рассказала обо всем этом. Налтанов, в самую ночь ее приезда, после того, как задушил другую свою дочь, Дарью, 8 лет, в присутствии ее и ее дочери заставил ее готовить, восхваляя, что человеческое тело очень вкусное, и даже заставил готовить . пробуя на вкус их тела, угрожая в противном случае сделать то же самое с ней. И тогда она, взяв с собой кости задушенной женщины, пошла доложить обо всем Хвостову.

ЧИТАТЬ  Первые добровольцы из Сербии приступили к боевой подготовке в Запорожской области

Сам Налтанов откровенно сознался в своем злодеянии и на следствии, а потом и в окружном суде показал, что делал это напрасно и голодно (донесение губернского прокурора Протасова министру юстиции, стр. 1, 15). – 19 являются подлинными).

Гражданский и уголовный суд Томска постановил: за это необычное преступление наказать его плетью, а ноздри удалить и на лицо поставить отпечатки, отправить на работу в Неречинск, а деяние женщины Сошниковой, съевшей плоть дочерей Налтанова при его угрозах, была определена к рассмотрению духовной консисторией Тобольска.

III

О ламутах тайшинов, поедающих с голоду человеческое тело. (Дело 1 отдела 5 отдела. Сентябрь 1806 г. № 815).

В 1802 г. в Зашиверском Нижнем земском суде рассматривалось дело о тайшинских ламутах, поедающих с голоду человеческое тело.

Обстоятельства дела были таковы: Алексей Никитин, источник семьи Ламут из Улгана, представил жену источника Ивана Тайшина Прасковью Яковлеву, найденную им, Никитиной, в беспомощном состоянии, в заброшенной ламутской избе. хозяевами, главе семьи Ламуту Дельгиану, и сказал, что эта женщина сообщила ему об употреблении его родственниками от голода для поедания тел его родственников. В результате такого рапорта вышеупомянутая Яковлева была направлена ​​в Зашиверский нижний земский суд, где дала показания: своего мужа, Ивана Тайшина, она и ее дети, трое сыновей и дочь, а также Гаврила Тайшина с их детьми. . жена Аграфено с двумя малолетними сыновьями и дочерью, по обыкновению, занимались скотоводством, у реки Омолон, что в 800 километрах от сел. Из-за тщетности своей работы они страдали от сильного голода и, наконец, дошли до полной беспомощности, чтобы добраться до страны. Жена Гаврила Тайшина, Агрофена, видя его неминуемую смерть, зарезала свою 8-летнюю дочь, уже умиравшую от голода, и сварила ее тело. Эту еду ели все. Через три дня Гаврила Тайшин умер, и его тело тоже было съедено. Когда же, опять почувствовав непомерный голод, хотели убить и съесть ее, Прасковью, то от страха ушли в лес, а другие, по бессилию своему, остались на том же месте, и что с ними последовало, он не . знать Вёрст через 30 он нашёл ламутскую избу и в ней 4 оленьих шкуры, на которых питался около 20 дней, и в этой избе его случайно нашёл его родственник Никитин, которому он сообщил обо всём сказанном. . За своей большой слабостью от голода и падающего снега он не мог указать Никитину место, где была его семья.

ЧИТАТЬ  Древнейший рунический камень из Норвегии и мумии крокодилов из египетской гробницы: главные новости сегодняшнего дня

Старшина Тайшин Василий показал, что, желая помочь другим, хотя и использовал все средства, чтобы отыскать свое место жительства, но за большими снегами так и не смог найти ни одного.

Окружной суд Якутска, в который после упразднения города Зашиверска и местных управлений было передано это дело, не найдя подходящих для такого дела законов, посчитал по своему мнению: это жена Прасковья Тайшина, только что спасенная. от смерти, должен быть освобожден от случая, обстоятельств, чтобы совершить смерть остальных людей на волю Божию. Правительство Якутии изменило решение районного суда в отношении Прасковьи Тайшиной и приговорило ее к церковному покаянию на месяц.

Это дело, в связи с несогласием иркутского губернатора с мнением областного правительства, вернулось в Правительственный сенат, который 23 октября 1806 г. в отношении Прасковьи Тайшиной согласился с заключением Якутского областного правительства, но . в то же время определил, что «назначение времени и места для покаяния, было предоставлено духовным управлением.

Подготовил Радьков Андрей Георгиевич. Заместитель директора Нижегородского музея холодной войны и истории города Горького 1946 – 1991 гг. по научной работе.



Просмотров: 29


Источник: «Нижегородский листок» от 27 мая 1897 г. № 143

statehistory.ru в Живом Журнале:


Source

от admin