. Очерки Троицкого биржевого двора. (Отрывок из подхода и поперечного) // Ape di u Nordu. 1849. № 243 (1 ноября).


Город Троицк. Соборная дорога. Вид на биржевой двор

… Жарко, душно, нестерпимо жарко!.. Город погружен в какой-то сон, или наслаждается каким-то полубездействием с утра до вечера, как турок в роскошной ванне с ключом: окна закрываются ставнями. Изредка по спящим улицам пронесется ураган задний план, гони пешехода раскаленным песком и пылью, или легкий ветерок пахнет раскаленной печкой, и еще больше тебя ослабит, а иногда и звуки колоколов, и скрип телег и повозок, с блестящими раскрашенными касками, и голоса ног и рыцари, которые полагаются на Дворе биржи… Хочешь за ними, иди туда тоже?.. Пошли!

Биржевой двор в версте от города. Рядом с собором Святая Троица они спускаются к мелководной реке Ую, и через строящийся ежегодно плохой мост, напоминающий проселочные дороги, пересекаемые на кыргызской стороне, за таможенной линией границы. По пути вы непременно встретите ряд непривязанных верблюдов, перед которыми качаются головы, а полуголый кыргыз Байгуш, вооруженный мешком и дубиной, будет дико звать вас не слишком подходящими для него словами. : “Дай, за Христа, за Христа, дай…” Войдите в так называемый подвал склада, с двумя магазинами и 22 склад… Глядя на горы тюков, плотно набитых всевозможными товарами, которые еще не растаможены, еще не распечатаны, перемещены и перевезены, остановитесь, подумайте о смысле нашей торговли с Центральной Азией. Также есть небольшая коллекционная стойка. Отсюда, со двора склада, он выходит на обширную площадь, обычно занятую разными подводами, калачницами, торговцами мукой, и служит делением двух дворов: справа. азиатский, Слева – Русский, поражает своей скудостью и тишиной, магазины почти всегда закрыты. Магазинов занято мало – больше чугуна, чугуна, муки и юфти. Азиатский двор немного больше российского. [Все вообще дворы обширны, просторны и состоят из выстроенных с четырех сторон лавок, образующих прямоугольную площадь для всеобщей толкотни и базара. Лавок на Русском дворе 65, на Азиятском 99, а на Киргизском 105, с платою за каждую от 15-ти до 25-ти руб. серебром.], и как краеугольный камень, вокруг которого вращается весь наш так называемый бартер, он заслуживает внимания более других. Стоит пройтись по его коридору, защищающему от палящих лучей солнца. Лавируя между бумажными тюками с хлопком, ягодами и орехами, он встречает то шумных маклеров, то откровенную киргизку в черном суконном чапане и зеленых сапогах из чешуйчатой ​​ослиной кожи, на высоких каблуках, отводя струйные взгляды от ташкентца , в халате из блестящего шелка и шалевой чалме, то уездный дульцин в жакете, обшитом шипами, похожий на шугай тверских баб, то франт, вооруженный геркулесовой палицей, в китайской шерстяной шапке, который говорил громко. какая-то Фекла Васильевна; или соленая дама, намеревающаяся купить годовую долю… И загляните в одну из лавок: стены увешаны одеждой, коврами, сусо и расчищены рядами бязи, белья, пересматриваются и перебиваются покупателями – в основном. фабричные фермеры и мелкие торговцы, а также говорящий маклер [Маклером здесь называют толмача, переводчика. Маклеры большею частью из татар, разумеющих хорошо русский и бухарский языки. Без него купить даже на сто рублей нет возможности, никак не сговоришься с бухарцем или киргизом. Хороший, общественный маклер зашибает в караванное время до 600 р. сер., получая по нескольку копеек с рубля или с пуда, смотря по условию.]на полу, на разбросанных коврах, валяются тюбетейки, кисточки, ящики с сахарными фисташками и манной, и сидят, закинув ногу на ногу, два-три бухарца или ташкентца – хозяева лавки, нахмурив брови, и с колодцем -известное презрение и важность тюрбана, погладьте бороду, посмотрите на покупающих и проходящих… Взгляните еще раз, рассмотрите, пожалуйста, эти сложенные и висящие товары, эти сумки. Али-Бухара (сливы бухарские), абрикосы, изюм (изюм разных видов), вперемешку и вперемешку с песком, пылью и сора, частью на месте, частью с дальней дороги, а по пути из картелей для большего веса – эти конопляные нити , бязь – самые грубые бухарские бумажные изделия, далеко не самые худшие российские изделия этого вида; посмотрите на эти ковры, цена 3 р к 20 р. сер., на платьях на подкладке из бязи (иногда и с английским ситцем), шелка и бумаги, бифаса и атласа (Ташкент), азиатского кроя, особенно в полоску и ярких цветов, по цене 2 р к 17 р. сер., прочные, как ковры, особенно с красками, и поражающие своими вечно однообразными узорами; – на эти горы тюков хлопчатобумажной бумаги, наконец, на скупщиков, и подумай о нашей бартерной торговле, делай свой вывод, а пока я приглашу тебя прогуляться или потусить на киргизском дворе…

ЧИТАТЬ  Тихие улицы

Как только вы приблизитесь к проходу двора, вас окутает удушливая атмосфера и заставит вооружиться терпением, а толпа пекарей и бродильщиков, воющих, воющих на разные ноты, расхваливающих свои пряники, похожие на мыло, а мыло, похожее на пряник и так всегда возбуждающее хороший аппетит кайсака, заставит заткнуть уши… Разговоры, шум, крик людей и зверей – распакованных верблюдов, лошадей, коз, баранов. и мулы, пешие люди и всадники — все слилось в одну, самую разнообразную толпу. Вот вы немного повторите слова поэта, этой живой встречи лицом к лицу между Европой и Азией, просвещения с невежеством, жалкого фанатизма с кротостью и человеколюбием, вы повторите:

Какое сочетание одежды и лиц
Племена, диалекты, государства!…

Требуется много решимости, чтобы пройти сквозь эту толпу. Лавки, расставленные с четырех сторон, наполнены различными металлическими изделиями, русскими кожами, головными уборами и разной чепухой, принадлежащей главным образом казанским татарам, тотчас же севшим на выдвинутые столы; площадь, образованная этими магазинами, в полном смысле этого слова представляет собой прогулочный базар. Вытянувшись в две-три очереди, татары и татары занимаются мелкой продажей извести и румян, расход которых здесь и сейчас значителен, целибухами, зеркалами, ножами, тюбетейками, вышитыми шелком, бляшками, с поговорками из Алкорана, для подвязки косы, кисточки, ленточки, пуговицы и подобная тарабарщина, и ловко надутый зоркий кайсачек. Здесь некрасивый башкир и калмык громко разговаривают с караванщиком; там армянская девушка, достойная физиологического наброска, кричит на киргизку, не уступившую своим армянкам; вот солдат разговаривает с линейным казаком, глядя на намордник с мешком с нитками под мышкой, словом – все заняты, все заняты; чтобы не задохнуться по привычке в удушливой атмосфере кыргызского двора, идем совсем от обмена в рогатки или рогатки. – На этой площади по всей длине Биржевого двора, окруженного рогатками, видно то же, что и на Киргизском дворе, с небольшим отличием. Шкуры вяленые и сырые, бараньи шкуры, ученые беркуты, стада за пращами овец, с сальниками рассматривающих свои курдюки, и купить, с помощью маклера, заплатив за голову от 8-12 лет. помощник овчарки, тот же оборванный байгуш в том же малахае, тот же безобразный башкир, тептяр, мещеряк, та же черноглазая калмычка; только воздух чуть прохладнее, чище, а перед глазами, устремленными вдаль, расстилается бескрайняя и мрачная киргиз-кайсатская степь…

Идем в степь, обходим это громадное здание Биржевого двора, и тогда вы мне рассказываете о нем или о нашей торговле с народами Средней Азии. Правда бухарский караван еще не прибыл [Ташкентский караван прибыл в конце мая. Возчики обыкновенно киргизы, с платою за каждого верблюда от 5-ти до 7-ми р. сер., навьюченного 16-ю пудами. Теперь прибыло уже более 3000 верблюдов. Некоторые товары, особенно ягоды, значительно дешевле, чем прошлого года.]; каждую неделю прибывает много верблюдов; товар еще не решен, то есть не освобожден от пошлины, но все-таки стоило провозить такой товар в такой трудный и долгий путь, и скажите еще что бартер? Я уверен, что из тех, кто слышал об этой торговле, две трети имеют самое ложное представление. Если вы думаете, что на Троицком биржевом дворе можно обменять ваш продукт на азиатском языке, вы ошибетесь более чем наполовину. Здесь все покупается, в полном смысле, за деньги. Бухарцы не только рвутся, но и жадно берут червонец и крупное серебро (мелкое оставляют, находя неудобным), а перед уходом каравана ходят по городу и обменивают червонец, расплачиваясь с 20-40 лотов. дерьмо всем, а они его увозят с собой на родину, вливая в свою валюту. Не исключено, что в конце концов они обменяют несколько пудов ягод и сотни концов среза на кожаные, железные, чугунные и медные изделия, а то и болезни. При чем тут торговля? Даже киргизы знают цену русским деньгам и хотят взять их, продав тысячи овец; однако сразу же покупают муку, ягоды и т. п. и оставляют несколько монет на подарок своим женам. Продажа драгоценных металлов, что у нас есть для торговли в Средней Азии? Есть ли у нас золото, серебро или товары, которые нам нужны? [За исключением хлопчатой бумаги, привоз которой в сравнении с бумажными изделиями и ягодами, впрочем, незначителен. Главная статья нашего отпуска — металлы не в деле и в изделиях из кожи; первых, средним числом за последние 10 лет, в год 50.000 пуд, больше железа (от 3 р. 90 коп. асс. до 4 р. 10 к. за пуд), а последних, собственно юфти, до 800 бунтов (8000 кож).] Надо прибавить, что местные русские купцы и купцы вообще жалуются на уменьшение торговли, на то, что наши мануфактурные товары почти совсем не нужны и что торговля на Биржевом дворе больше в руках поселившихся там татар. .. Но другой вопрос: некоторые ценные товары бухарцы посылают на Нижегородскую ярмарку, через Оренбургский меновой двор, откуда ближе и лучше дорога в Нижний Новгород. Почему с каждым годом караван, прибывающий в этот мирный, но богатый золотыми приисками (в округе) город Троицк, увеличивается по сравнению с Оренбургом, тогда как из Троицка путь в Нижний, куда также отправляют часть значительную от его важности, не так ли удобно и дальше?

ЧИТАТЬ  Фрагмент МАИ в Ярославле!

Многие бухарцы приезжают сюда, как говорится, пожить на волю, показать себя в шелковых одеждах, которых здесь не пускают, напиться бальзама, а вечером спеть дикую песню, аккомпанируя себе чем-то вроде балалайки, и, заложив руки за спину, с достоинством смотрит в окно на побелевшие щеки купеческой дочери; Есть и те, кто осели в Троицке на постоянное жительство, построив себе дома, да еще и застраховались…

Мэтт. Ястребы

Троицк, 11 июля 1849 г.


Тот же автор: Кыргызские шаманы.

Материалы по Троицку и другим населенным пунктам Оренбургской губернии:

Source

от admin