Эрзац-культура «русского мира» разрушает не только идеалы русского искусства и литературы. Это приводит к тому, что даже русская кухня может превратиться в средневековый анахронизм. Это не интересно не только кому-то за границей, но и небезразличным самим русским людям.

Удивительно, но даже такая, казалось бы, мирная сфера, как кухня, сегодня в России является площадкой для ожесточенных конфликтов. Поднявшая голову в последнее время тема мести и «духовных уз» не сняла и гастрономию. Земное сообщество видит в этом одно из направлений борьбы с мировым заговором, который якобы должен уничтожить Россию-матушку и ее великую культуру.

Традиционным элементом этой «программы» на протяжении многих лет было исследование русофобии в отношении русской кухни. Очередные выступления депутатов Госдумы сразу следуют за признанием тех или иных блюд ЮНЕСКО нематериальное культурное наследие. Соответствующая Конвенция 2003 года регулярно добавляет в свой список французский багет и корейское кимчи, неаполитанскую пиццу и кофе по-турецки. Это не просто блюдо русской кухни, и это не так.

Во многих интервью я неоднократно объяснял причину этого. Россия не партия эта Конвенция, ЮНЕСКО, за 20 лет страна не ратифицировала этот документ. О причине можно только догадываться. В поисках объяснения я склонен полагать, что российские власти весьма подозрительно относятся к пропаганде на международном уровне культуры народов, входящих в состав Российской Федерации, и созданию связей этих народов с международными институтами, организациями . Много лет мы наблюдаем, как национально-культурные объединения очищаются от инициативных людей. Где контакты с ЮНЕСКО?

Апофеозом этого процесса стала борьба с украинским борщом. Ярость по отношению к нему захлестнула российский МИД несколько лет назад. Как известно, Киев давно готовит досье с просьбой включить «Украинскую борщевую культуру» в список нематериального наследия, собирает исторические свидетельства, привлекает специалистов, и 1 июля 2022 г. ЮНЕСКО приняло решение о «.признании». В Москве все это время только жалобы на русофобию и на то, что русскую кухню не любят во всем мире.

На самом деле столкновение с борщом выявляет гораздо более важную проблему. Путинской России нечего предложить миру в качестве привлекательного идеала не только в социальной сфере, но и в такой узкой области, как гастрономия. Никакая пропаганда настоящей и яркой национальной культуры за рубежом, кроме примитивных фестивалей с матрешками и блинами, никогда не стояла на повестке дня российских ведомств. А когда русская культура, независимая от пропаганды, пробивалась за границу, ее тут же объявляли «русофобской». Это не гипербола, а реальный пример того, что произошло несколько лет назад в пригороде Парижа. фестиваль Русенко, собравший молодых художников, писателей и даже кулинаров из России. “Фестиваль контрафактной псевдорусской культуры”, – он написал тогда Российские СМИ.

Конечно, все эти рассказы о «раскрутке» русской кухни после начала войны с Украиной бесперспективны. Повара, живущие в России, давно исключены из мировой гастрономии. Количество иностранных туристов уменьшилось на 90%. Рейтинг ресторана Мишлен он покинул Россию, даже не попрощавшись. Но ведь русская кухня никуда не делась, и сейчас идет спор о ее будущем в стране.

Наша кухня всегда процветала, когда находилась в тесном контакте со всем миром. И наоборот, превратилось в унылое «общественное угощение» в минуты одиночества и борьбы за «отеческие», «православные», «социалистические» и другие ценности.

Используя кулинарные аналогии, представьте такой мысленный эксперимент. Здесь сегодня Мишлен закрыл крышку на коробке с надписью «Русская кухня». Может быть, пройдет десять лет, и его эксперты снова полюбопытствуют: «А как же гастрономия в России?» Только, боюсь, вновь открыв крышку, вряд ли увидишь тот самый кулинарный расцвет, который наблюдали в 2021 году. И дело тут не только в начале серьезного экономического кризиса.

Судьба русской кухни – это и судьба модели общественной жизни. Первое и самое главное, что меняет кухню, — это спрос людей, который зависит от их уровня жизни, отношения к качеству еды и своему здоровью. Большое значение имеет возможность свободно обмениваться информацией, получать новые кулинарные рецепты, продукты, книги. Вспомните, что произошло на шаг вперед в начале 1990-х, когда закончилась советская изоляция и мы увидели, насколько огромен кулинарный мир. Но маятник повернулся, и сегодня русскую кухню нам пытаются преподнести как бесконечную череду народных лепешек, каш, щей и блинов. Настоящая история гастрономии, со всеми ее достижениями и недостатками, подменяется «кратким курсом» глупых восхвалений герба Домостроя. «Патриотические» повара и депутаты давно говорят, что щи должны быть в каждом ресторане.

Не удивлюсь, если комиссии новых швондеров с нескрываемым подозрением посмотрят на иностранные блюда и продукты, которые до сих пор лежат на полках магазинов и холодильниках ресторанов.

Если мы сможем преодолеть инерцию этого маятника, русская кухня снова станет неотъемлемой частью мировой гастрономии, как это было, например, в конце XIX века или всего пару лет назад. У нас не получится, и скоро у нас будет «государева модель» питания для рабочих, возвращающая «добрые» советские традиции. Однажды мы убедимся в справедливости фразы из классической книги по гастрономии: «Свобода кухни привела к свободе совести». Можно спорить, что именно — кулинария или свобода — было первично, но связь между этими явлениями неоспорима.

***

Это моя вчерашняя колонка Радио Свобода.

Source

ЧИТАТЬ  [] (318 + 9) [1989-2023, PDF/DjVu, RUS] 13.01.2023 :: RuTracker.org

от admin