Пиринговая экономика без фиата

Выйдя из лаборатории в большенный мир, Биткойн немедля столкнулся с сопротивлением, при этом, если сторонниками криптовалюты являются в главном индивиды, то противостоят ему муниципальные структуры, располагающие тяжеленной артиллерией законодательства и аппаратов по обеспечению выполнения законов и приказов.

Еще одним различием меж сторонниками и противниками криптовалют будет то, что романтичным настроениям людей, принявших идею интернет-денег, противоборствует прагматизм социально-экономических структур, которым точно есть что терять в случае широкого распространения криптовалют.

Бесспорным фаворитом кластера цифровых средств новейшего поколения является биткойн, но его позиция фаворита отражает всего только право первого посреди равных. В плане борьбы за существование, криптовалюты, использующие пиринговую технологию и имеющие в собственной базе децентрализованную эмиссию, основанную на криптоалгоритмах, следует разглядывать единым блоком. Сейчас во главе клина стоит биткойн, с именованием которого соединены более знаковые действия, но все победы и поражения биткойна распространяются также и на другие схожие ему криптовалюты.

Если шагнуть в идей чуток за границу нынешней действительности и представить для себя мир, в каком уже существует криптоэкономика, как вариант, наряду и наряду с обыкновенной, то, может быть, получится узреть, как она зарождалась и проходила стадию становления.

Как мы уже в один прекрасный момент узнали, криптовалюта имеет два главных источника цены — богатства, переходящие под контроль биткойна, уводимые им из-под номинальной власти фиатных средств, т.е. за счет отбора цены у фиата, и возрастающая с расширением биткойн инфраструктуры потребительская стоимость криптовалюты, отражающаяся сначала в цены биткойна как вкладывательного продукта.

Оставим за рамками вопросцы первичного набора цены и споры о том, что было поначалу — поверили ли люди в вкладывательную привлекательность криптовалюты, рассмотрев в биткойне сияние цифровых бриллиантов, либо перенесли в биткойны расчеты за пиццу, и тем запустили процесс набора цены. Будущие криптоэкономисты-теоретики нам позже скажут, как оно по сути было.

На данный момент важнее то, что первичная капитализация уже произошла и момент старта остался сзади. Биткойн имеет стоимость и стоит млрд. Эти млрд еще недостающая сумма, чтоб взять под контроль сколь-либо существенную часть мировой экономики, но уже полностью наглядны, чтоб представить для себя маленькую, но полностью многофункциональную криптоэкономику в самом не далеком будущем.

Когда-нибудь

Начнем визуализацию модели из абсолютной точки, отнесенной в неопределенное будущее — фиат остался в прошедшем, единственные средства, обслуживающие мировую экономику — криптовалюта биткойн. Форки есть и развиваются, но для простоты умозрительной конструкции их не учитываем. Политическую и социальную стороны жизни также не трогаем, фокус лишь на экономических действиях.

Все ценности и цены номинированы в биткойн, трудовые и остальные доходы люди получают в единицах криптовалюты, в биткойнах же собираются налоги на публичные нужды. Представить для себя такую картину довольно просто и, если откинуть беспокойство о том, как удалось придти к такому состоянию системы, модель выходит обычной и непротиворечивой.

Послезавтра

Делаем шаг вспять, отматываем пленку до момента, когда национальные средства еще находятся в обороте и параллельно есть криптоэкономика и экономика фиата. Фиатные средства обслуживают потребности стран, в их уплачиваются налоги и выплачиваются заработной платы, имеющие источником муниципальный бюджет. Госзакупки также осуществляются в государственных валютах.

Коммерческий сектор практически на сто процентов перебежал на расчеты в биткойнах. Закупки, реализации, заработной платы — все, не считая мостиков стыковки с муниципальными структурами, обслуживается криптовалютой. Личные расчеты людей меж собой и в коммерческом секторе также выполняются в биткойнах, но для оплаты госуслуг — пошлины, регистрационные сборы и прочее, криптовалюта обменивается на национальные средства.

Конфликтными зонами являются мед, образовательные и остальные муниципальные учреждения, финансирование которых длится фиатными средствами, а на расходы — метлы, мебель, коммунальные услуги — требуется криптовалюта. Правительство настаивает на исключительном использовании фиата для этих целей, но отыскать поставщика продуктов за фиат по рыночной стоимости становится все труднее.

Руководителям муниципальных компаний приходится выворачиваться, вести двойную бухгалтерию, перекачивать в криптовалютные фонды фиат через сероватые схемы либо платить завышенную стоимость поставщикам, готовым получать оплату в фиатных деньгах. В целом ничего новейшего — университеты, поликлиники, театры, остальные госучреждения и сейчас живут приблизительно в таковой же ситуации, лишь заместо криптовалюты употребляется наличка темной кассы, поступающая, к примеру, от аренды простаивающих помещений либо оборудования.

Завтра

Еще отматываем вспять и попадаем в момент перехода коммерческого сектора на расчеты в криптовалютах. Инфраструктура обслуживания расчетов уже существует, и ее мощности нарастают, благо ничего сложного не требуется — резвый обмен в фиат и назад, преобразование на лету через буферные фонды, связанные с биржами, страхование рисков волатильности.

Трудности отношений с муниципальными органами, по большенному счету, остались сзади, но временами приходится обосновывать, что не верблюд и вести непростой и запутанный учет операций с биткойнами, избавляющий от претензий в ведении незаконной деятельности. Нарастающий размер операций, требующих внимания со стороны контролирующих органов, понижает эффективность контроля и коммерсанты все почаще сталкиваются с формальным отношением проверяющих.

Общая ситуация припоминает НЭП-овскую вольницу, в особенности по сопоставлению с недавнешними периодически полного контроля и еще наиболее ранешным периодом запретов. Ослабление режима оборота криптовалют происходило равномерно, по мере освоения способов обхода запретов и понимания невозможности действенного законодательного ограничения.

Практически сейчас

Опосля запрета биткойн и объявления операций с ним нелегальными, бизнес взял маленький тайм-аут и родил схему работы с производными криптовалюты, отнести которые к средствам финансирования незаконной деятельности оказалось труднее, чем признать их цифровой формой ценных бумаг, оборот которых был довольно тщательно прописан в законодательстве.

Типичными деривативами биткойна для потребностей личных лиц стали в тот период подарочные сертификаты, продаваемые в массовом порядке за фиат и имевшие широкий диапазон внедрения для расчетов в сети. Фактически, мысль была не новенькая, но информационный бум, вызванный спорами о криптовалютах и запретом некими государственными правительствами биткойна на том основании, что он является валютным заменителем, завлекли внимание бизнесменов к тем формам валютных суррогатов, против которых правительства ничего не имели.

Последующим шагом стал прием неких видов подарочных сертификатов забугорными интернет-ресурсами в обмен на биткойны. А именно, одним из более комфортных валютных суррогатов для покупки биткойна стали подарочные банковские карты. Выпускаемые банками неименные карты систем Visa и MasterCard, относящиеся к уровню подарочных товаров, стали очень популярны для целей покупки биткойнов, так как обеспечивали требуемую анонимность покупателя.

Мы равномерно привыкли к высочайшей и всё увеличивающейся концентрации событий на биткойн рынках, которые любой денек веселят и огорчают, роняют и подбрасывают курс самой пользующейся популярностью криптовалюты, но если поглядеть на нынешний денек из «позавчера», то текущее состояние дел покажется чуть ли не огромным чудом, чем ситуация описанная в разделе «послезавтра».

Создатель: DZiNTRO

 

Author: Anonim