Вт. Авг 16th, 2022
Альфа-Банк Кредитные карты [CPS] RU



Раскрыта главная сложность перевода российского газа из Европы в Китай

«Сравнимо с поворотом рек»

Страны Европы раскололись по линии российского газа: одни согласны на схему оплаты с конвертацией в рубли, другие отказались напрочь. Газ из России ло сих пор закрывал больше трети потребностей жителей континента в энергоносителях. Теперь европейцам приходится искать альтернативных поставщиков топлива – но и России, нужно обеспечить себе аналогичный рынок сбыта. Сможет ли и наша страна повернуть свой энергетический поток с Запада на Восток, объяснили экономисты.





В прошлом году экспорт российского газа по трубопроводам в Дальнее Зарубежье превысил 185 млрд кубометров. Львиная доля поставок (более 130 млрд кубов) пришлась на Европу. До последнего момента продажи сырья шли, в основном, в государства Старого Света, обеспечивающие до 70% внешнего рынка сбыта «голубого топлива» нашей страны. Полную замену этого газового потока поставками в развивающиеся, в частности, азиатские страны, пока трудно представить. Тем не менее, подобный поворот вполне возможен.

О ситуации нам рассказали директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков, главный аналитик TeleTrade Марк Гойхман и руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

– Какие объемы газа Россия поставляет в страны Азиатско-Тихоокеанского региона и кто их главный потребитель в Азии?

Сергей Пикин: «Наша страна только начинает масштабное освоение газового Азиатско-тихоокеанского рынка, и в отличие от Европы представлена в этом регионе пока лишь несколькими экспортными проектами.

Основным газовым клиентом России здесь является Китай. «Голубое топливо» из нашей страны в Поднебесную поставляется по запущенному в декабре 2019 года трубопроводу «Сила Сибири». В прошлом году по этому маршруту было поставлено около 10 млрд кубометров.

Целевая мощность трубы, на которую планируется выйти в ближайшие годы, составляет 38 млрд кубов. 

Сжиженный газ, производимый в достаточно скромных объемах на Ямале, поставляется в Японию и Южную Корею, а также по остаточному принципу — в Китай, Индию и Вьетнам».

– Насколько азиатские страны нуждаются в дополнительном газе – в частности, из нашей страны?

Игорь Юшков: «Говоря о переориентации зарубежного сбыта российского газа в сторону Азии, специалисты в первую очередь имеют в виду Китай, экономика которого, несмотря на пандемию и геополитические невзгоды, в этом году обещает вырасти более чем на 5%. Япония и Южной Корея, как показывает практика, могут c подачи Вашингтона в любой момент расширить санкции против России, включив в «черный список» и нефтегазовые проекты.

Поднебесной, которая все последние годы увеличивает энергетический импорт, по силам «переварить» дополнительные объемы топлива, причем поставляемые как по трубопроводам, там и морским путем. Потенциал экспортного китайского рынка газа оценивается в 350 млрд кубометров в год, что в полтора раза превышает потребности Евросоюза в зарубежных закупках.

К 2040 году, за счет естественного сокращения потребления собственных углеводородов, китайский рынок обещает вырасти до 500-650 млрд кубов в год.

Пекин осознает, что южные маршруты транспортировки, учитывая мировую политическую нестабильность, становятся все более рискованными. Китай всегда отличался крайне жесткой политикой в торговых отношениях, руководствуясь исключительно собственными интересами. Поэтому при закупке наших энергоносителей китайские заказчики будут настаивать на существенной скидке, аналогичной по размерам дисконту, с которым азиатские потребители приобретают сейчас российскую нефть».

– Сможет ли наша страна нивелировать экспортные убытки от гипотетического «закрытия» европейского направления за счет роста поставок в Азию? Какие новые трубопроводы для этого придется построить?

Марк Гойхман: «Для переориентации на новых энергетических партнеров России необходимо располагать соответствующим спросом и возможностью доставки сырья до конкретного клиента. Другими словами, нужно обладать развитой сетью газопроводов от месторождения до потребителя.

Российская газотранспортная система десятилетиями была ориентирована в западном направлении. Лозунг «на Восток» сродни памятному повороту северных рек на юг — переброске части стока сибирских водных ресурсов в Казахстан и Среднюю Азию.

Сейчас единая система газоснабжения нашей страны прекращается на рубежах границ Новосибирской и Кемеровской областей. Для увеличения поставок в азиатские державы придется соединить Ковыктинское месторождение, обеспечивающее энергоресурсами уже построенный трубопровод «Сила Сибири», с Иркутском, что потребует создания нового транспортного участка вдоль Байкала протяженностью 700 километров.

Трубу аналогичной дистанции придется проложить и от главного источника газопровода, Ковыктинского месторождения, до транспортной сети «Сахалин-Хабаровск-Владивосток».

Кроме того, в рамках строительства магистрали «Сила Сибири-2» — параллельного газового маршрута, способного удвоить максимальные объемы поставок сырья в азиатские государства, придется построить еще одну трубопроводную «нитку» почти в полторы тысячи километров от Кемерово до Иркутска.

Реализация перечисленных проектов может занять до пяти лет. Их стоимость предположить сложно — предварительная оценка строительства «Силы Сибири – 2» требовала привлечение инвестиций на сумму в $10-14 млрд, но после известных событий размер вложений может существенно увеличиться».

– Другими словами, России предстоит сделать невозможное?

Марк Гойхман: «Даже при выводе «Силы Сибири-2» на максимальные объемы годичная мощность этого трубопровода составит около 50 млрд кубометров, что не превысит 40% выпадающих объемов из-за гипотетического прекращения поставок в Европу.

Кроме того, в случае моратория Старого Света на импорт российского газа, китайские покупатели рискуют подпасть под вторичные санкции, в частности, со стороны США. А торговые отношения с Вашингтоном имеют для Пекина гораздо более важное значение, нежели экономическое партнерство с Москвой.

Поставки газа в другие страны региона будут осложнены отсутствием инфраструктуры и относительно низкими потребностями, поэтому, на первый взгляд, потери от ухода с европейского рынка вряд ли можно будет восполнить.

Тут опять уместны исторические параллели: советский проект по повороту сибирских рек в Азию, направленный на обеспечение водой засушливых регионов СССР, вошел в число самых грандиозных, но так и не осуществленных инженерных и строительных замыслов XX века».

– В числе санкций Евросоюза – запрет на поставки в Россию товаров и технологий, необходимых для сжижения газа. Насколько серьезный удар подобные ограничения могут нанести по отечественному рынку СПГ? Ведь основные поставки сжиженного газа из России шли как раз на азиатском направлении…

Игорь Юшков: «Центром отечественного производства сжиженного природного газа можно назвать проект «Сахалин-2», акционерами которого изначально являлись «Газпром», владеющий контрольным пакетом, а также нидерландская Shell и японские Mitsui и Mitsubishi. Весной этого года голландская компания заявила о выходе из сахалинского бизнеса.

Токио, ранее утвердивший санкции против России и наложивший мораторий на экспорт высокотехнологичной продукции, пока не спешит расставаться с поставками СПГ из нашей страны. Что не удивительно. Проект «Сахалин-2» реализуется на условиях соглашения о разделе продукции, по которому около 60% произведенных здесь углеводородов предназначено стране Восходящего солнца, что закрывает до 10% японского рынка сжиженного газа. К слову, еще в 2020 году поставки СПГ из России в Японию превышали экспорт этого вида энергоресурсов американскими производителями.

Добываемые на «Сахалине-2» объемы никуда перенаправлять не придется. Более того, в случае перевыполнения плана излишки можно будет продавать китайским заказчикам. Участие в проекте Японии пока гарантирует его обеспечение необходимыми технологиями и комплектующими, хотя в нынешних условиях поставки могут проходить и через независимых посредников.

Еще одним крупным объектом производства сжиженного газа в нашей стране должен стать проект «Ямал СПГ», который продолжает расширять добывающие мощности. Практически весь газ этого ресурса законтрактован на годы вперед.

Помимо французских и китайских компаний, которые владеют чуть менее половиной акций проекта, соглашение о долгосрочных закупках местного сырья заключили с российской стороной испанские клиенты. В летний период произведенные на «Ямал СПГ» углеводороды в основном транспортируются по Северному морскому пути в восточном направлении, но зимой (с декабря по май-июнь) СПГ поставляется на европейский рынок, откуда сырье может быть перенаправлено любым заинтересованным покупателям – в том числе в Южную Америку.

Есть уверенность, что в обозримом будущем ямальский проект также не будет испытывать недостаток с требуемым эксплуатационным оборудованием. При расширении производства сжиженного топлива, скорее, могут возникнуть проблемы с транспортом, а конкретно — с морскими судами ледового класса, способными доставлять энергоносители круглогодично покупателям из различных регионов мира».

– Ограничение поставок российских углеводородов в ЕС стало поводом для того, чтобы азиатские импортеры потребовали значительных скидок при заключении контрактов. По каким ценам Россия сможет продавать свой газ в страны Азиатско-Тихоокеанского региона и насколько эти цены будут отличаться от европейских?

Сергей Пикин: «Российский газ, который сейчас поставляется китайским потребителям, и так – безотносительно событий на Украине – несколько дешевле, чем у других экспортеров: Туркменистана, Катара, Мьянмы, Узбекистана и Казахстана.

Впрочем, действительно, после европейских угроз о прекращении закупок азиатские импортеры, пользуясь затрудненным положением «Газпрома», потребовали дополнительного дисконта, достигавшего чуть ли не 30-40% от рыночной стоимости сырья.

Можно вспомнить, что для определения стоимости углеводородов и заключения контракта по «Силе Сибири» потребовалось около десяти лет переговоров. Схожего поведения можно будет ожидать и в дальнейшем — Пекин будет использовать любую возможность для снижения стоимости импорта российского топлива.

Окончательно тарифный коридор будет зависеть от того, в каком виде оформят соглашение о расширении поставок: если будет заключен долгосрочный договор, то цены, скорее всего, будут привязаны к стоимости нефтяной корзины, то есть окажутся относительно стабильными.

Если Китай предпочтет закупать топливо на открытом рынке, то контрактные расценки будут привязаны к биржевым котировкам и могут оказаться несколько выше, однако и в этом случае китайцы будут требовать дисконта».

Артем Деев: «Это не азиатские покупатели потребовали дисконта, а сама Россия предложила скидки, в том числе и европейским потребителям. Любому клиенту «Газпрома» выгодно заключать долгосрочные контракты на поставку энергоресурсов.

В отличие от спотовых контрактов, такие поставки осуществляются по гораздо более низким ценам, что является основным конкурентным преимуществом нашей страны — стабильные поставки энергоресурсов в необходимых объемах по фиксированным и доступным ценам».

"
,
"nnnnn

nnnnnnn

nnnnnnn

n"
,
"nnnnn

nnnnnnn

nnnnnnn

n"
,
].filter(function(item) {return item.trim().length > 0});

Опубликован в газете “Московский комсомолец” №28780 от 12 мая 2022

Заголовок в газете:
Труба зовет на восток





mk.ru

READ  Власти вступили в жесткий спор про оптимальный курс рубля

от admin